Жанр — исторически сложившаяся модификация отображения реальной действительности, обладающая набором повторяющихся сходных содержательно-формальных (жанровых) признаков. Эти признаки называются жанрообразующими факторами. В современной теории журналистики выделяются, как правило, в качестве основных, следующие факторы: предмет отображения, целевая установка (функция) отображения и метод отображения. Значимость этих факторов в процессе жанрообразования не равновелика. Предметом журналистского отображения может стать практически любое явление жизни природы, общества, имеющее какое-то значение для человека и заинтересовавшее его. Всегда ли жанр предопределен предметом отображения? Очерк и рецензия практически всегда имеют разный предмет отображения. Но этого нельзя сказать об очерке и информационной заметке, предмет отображения у них может быть один и тот же. И такие «предметные совпадения» могут быть обнаружены у многих иных жанров, в то же время публикации, принадлежащие к одному и тому же жанру, могут иметь самые разные предметы отображения. Предмет отображения как жанрообразующий фактор имеет значение лишь для некоторых жанровых образований, но отнюдь не для всех. Таким образом, говорить о жанровом разнообразии журналистики, имея в виду лишь предмет отображения, можно только в определенных пределах. Предмет отображения, интересующий автора аналитической публикации, в подавляющем числе случаев находится во внешнем по отношению к этому автору мире. Но иногда он может относиться к внутреннему миру автора. В этом случае автор, рассказывающий о своем внутреннем мире, занимается самоанализом. Это дает возможность говорить о разделении аналитических жанров, исходя из своеобразия указанных предметов отображения, на две (очень неравные по объемам их присутствия в современной журналистике) группы: собственно аналитические, и, говоря условно, «самоаналитические» публикации. Данная предметная «развилка» является постоянным жанрообразующим фактором. «Сильнодействующим» жанрообразующим свойством обладает целевая установка журналистского отображения действительности. Так, рассказывая о каком-то событии, журналист может поставить своей целью в нескольких словах познакомить читателя с этим событием, коротко обозначить его причину, выразить свою оценку. В результате будет написана информационная заметка. Если же автор поставит своей целью детальное, подробное описание события, его причин, прогноза его развития и пр., то у него уже получится текст, который может быть назван аналитическим, или художественно-публицистическим выступлением. В первом случае (в информационной заметке) автор ориентирует целевую установку на показ определенных характеристик предмета отображения в их «свернутом» виде, а во втором случае он «разворачивает» такие характеристики и создает произведение другого жанрового измерения. Целевая установка проявляется, прежде всего, в том или ином уровне детализации, глубины постижения связей отображаемого предмета, приводящих к созданию своеобразных текстов, составляющих определенный жанр. По мнению ряда исследователей, в журналистике существует два основных метода «преобразования» объективной действительности в ее информационный аналог — рационально-познавательный (логический) и художественно-образный. К каким жанровым «последствиям» ведет применение рационально-познавательного метода действительности? Понять это в полной мере можно, вспомнив, что этот метод включает в себя два уровня познания — эмпирический и теоретический. Результат эмпирического исследования предстает в журналистике как поток информационных публикаций. Применение теоретического уровня познания приводит к созданию текстов, составляющих поток аналитических публикаций. Такие публикации отличаются прежде всего глубокой, детальной проработкой причинно-следственных связей, оценочных отношений предмета, основательностью аргументации и т. д. Что же касается использования в журналистике художественно-образного метода, то этот уровень требует некоторого уточнения. Суть его заключается в безграничном применении авторской фантазии, авторского вымысла, которые дают необходимую для автора свободу создания художественного образа и выявления через него «правды жизни в целом». Но при этом отнюдь не ставится цель отобразить сиюминутные актуальные достоверные факты, чем «озабочена» в основном современная журналистика. В журналистике элементы вымысла могут быть применены лишь изредка для того, чтобы «оттенить» такие факты. Причем хороший журналист всегда дает понять читателю, где достоверные факты, а где вымысел, фантазия, и в чем смысл их «сосуществования». Говорить о применении в журналистике художественно-образного метода можно лишь с определенными оговорками, понимая под этим прежде всего использование образно-экспрессивного языка, определенного уровня детализации отображения предмета, применение условности при реконструкции событий. Результатом правильного использования художественно-образного метода в журналистике является создание текстов, содержащих не художественные образы (что присуще художественной литературе), а публицистические, то есть образы, ограниченные «правдой факта», но не «правдой жизни в целом», как это свойственно литературному реализму. Тем самым публицистика выступает переходной ступенью, «пограничной зоной» между журналистикой и художественной литературой.

Жаргон — (франц. jargon) — разновидность речи, используемой преимущественно в устном общении отдельной относительно устойчивой социальной группой, объединяющей людей по признаку профессии, положения в обществе, интересов или возраста. От обычного разговорного языка жаргон отличается весомым компонентом специфической лексики и особым использованием словообразовательных средств. Часть жаргонной лексики — принадлежность не одной, а нескольких социальных групп. Лексика жаргона всегда интенсивно пополняется словами, заимствованными из других языков («чувак» — «парень», из цыганского языка; «пати» — «вечеринка» в современном молодежном жаргоне, из английского языка); путем переоформления («универ» — «университет», «препод» — «преподаватель»), а чаще — переосмысления общеупотребительных слов («тачка» — «автомашина», «предки» — «родители»). Соотношение лексических компонентов жаргона, а также характер трансформирования различной лексики в жаргонах (от шутливо-ироничного до грубо-вульгарного) зависят от ценностной ориентации и характера социальной группы, являющейся носителем данного жаргона. См. также арго.

Желтая пресса (yellow press) — бульварно-массовая печать, насыщенная крикливыми сенсациями, сплетнями, инсинуациями, а также соответствующими иллюстрациями, рассчитанная на малообразованную аудиторию с низменными интересами и вкусами. Этимологические корни этого понятия уходят в историю американской печати конца XIX века, когда в ходе острой конкурентной борьбы между газетными монополиями Джозефа Пулитцера и Уильяма Рэндолфа Херста полемическим оружием служили карикатурные серии художника Р.Ф. Аутколта «Желтый малыш» и разного рода низкопробные сенсационные новости. В западных странах существует также родственное понятие желтый журнализм.

Журнал литературно-художественный — периодическое издание, чаще всего ежемесячное, знакомящее читателя с новинками оригинальной или переводной литературы и новостями литературной жизни и способствующее формированию общественного мнения. Наряду с ведущим отделом беллетристики (обычно не менее трети объема) литературно-художественные журналы часто имеют разделы (рубрики) литературной критики, публицистики, рецензий на новые книги, хроники культурных новостей; некоторые из них публикуют и статьи по вопросам экономики, социологии, истории, текущей политики (поэтому многие литературно-художественные журналы являются и общественно-политическими) и нередко уделяют внимание другим искусствам. Отечественная традиция называет литературно-художественные журналы «толстыми», они отличаются от еженедельников, нередко включающих беллетристику и рецензии на нее, объемом и большим жанровым разнообразием публикуемых произведений, обстоятельностью критических разборов; от альманахов, серийных сборников, полугодичных и ежегодных публикаций с аналогичным содержанием литературно-художественные («толстые») журналы отличаются сравнительной оперативностью и планомерностью информации, актуальностью обсуждаемых на их страницах проблем литературной и общественной жизни. Литературно-художественные журналы предполагают наличие у своего читателя особого интереса к художественной литературе и литературному процессу и определенную (хотя и не обязательно профессиональную) литературную подготовленность.

В России литературно-художественные журналы возникли к концу XVIII века. Первым условием успешного издания литературно-художественных журналов стала общественно активная читательская аудитория, заинтересованная в литературе. Ее формировали нравственно-сатирические издания Н.И. Новикова, литературные сборники А.П. Сумарокова и М.М. Хераскова, ежемесячники И.А. Крылова и Н.М. Карамзина. А.П. Сумароков был издателем первого русского частного журнала «Трудолюбивая пчела», слово «журнал» ввел в обиход Н.М. Карамзин, предпринявший издание «Московского, до 1830-х годов тесно сосуществовавших с «толстыми» журналами и дополнявших их, было издание Н.М. Карамзина «Аглая» (1794–95). В обстановке общественно-патриотического и культурного подъема, вызванного Отечественной войной 1812 года, когда литературная жизнь все больше насыщалась политическим содержанием, журналы и альманахи стали средоточием общественного духа, трибуной литераторов-декабристов. Умонастроение дворян-революционеров выражали журналы «Соревнователь просвещения и благотворения» (1818–25), альманахи, журнала», где впервые определился характерный состав «толстых» журналов: «русские сочинения в стихах и в прозе», «небольшие иностранные сочинения в переводе», «критические рассматривания русских книг», а также «известия о театральных пьесах и описание различных происшествий». Первым законченным образцом многочисленных русских литературных альманахов «Мнемозина» «Полярная звезда». Среди наиболее значительных изданий последекабристской эпохи — ежемесячник «любомудров» «Московский вестник» (1827–30), отличавшийся высоким уровнем литературной критики, альманахи «Северные цветы» (1825–31) и «Невский альманах» (1825–33), в которых, в частности регулярно публиковались произведения А.С. Пушкина. Однако издания этого времени, имевшие сравнительно узкий круг читателей, были коммерчески несостоятельны и, как правило, недолговечны. Энергичную попытку создать литературно-художественный журнал нового типа предпринял О.И. Сенковский, чья «Библиотека для чтения», близкая к «журналу-энциклопедии», за короткое время приобрела свыше 2000 подписчиков (ни один из предшествующих журналов не имел более 500); однако Сенковский скорее ловко спекулировал на вкусах и потребностях публики, чем формировал их. В русском обществе ощущалась потребность в «журнале с направлением» — периодическом печатном органе, выражавшем наиболее прогрессивные общественные и художественные устремления. Именно такова была мысль А.С. Пушкина, начавшего в 1836 году издание «Современника». «Слова: литературный журнал — уже заключают в себе достаточное объяснение», — писал он. «Цель «Отечественных записок», — сообщалось в программе другого «толстого» журнала (программа была разработана его неофициальным руководителем В.Ф. Одоевским совместно с Пушкиным), — «споспешествовать русскому просвещению по всем его отраслям…» В 1839–46 годах ведущим сотрудником «Отечественных записок» был В.Г. Белинский, определивший в журнале круг задач революционного просветительства. Линию Белинского с 1847 года продолжил «Современник» Н.А. Некрасова, ставший в 1850–60-х гг. под руководством Н.Г. Чернышевского и Н.А. Добролюбова боевым органом революционеров-разночинцев (наряду с «Русским словом», где выступал Д.И. Писарев). Идейная направленность становится определяющей характеристикой русских литературно-художественных журналов второй половины XIX века: так, «Отечественные записки» под редакцией Некрасова и М.Е. Салтыкова-Щедрина снова превратились в журнал демократической интеллигенции, «Русское богатство» было органом народничества, «Вестник Европы» стоял на либеральных позициях, «Русский вестник» с середины 60-х гг. стал изданием реакционно-охранительным и т. д. Уделяя большую часть объема беллетристике и литературной критике, русские журналы неизменно учитывали широкий круг читательских интересов: например, в «Русском богатстве» стихи в среднем занимали 0,8 % объема, проза — 37,2 %, литературная критика — 14,2 %, политические и общественные обозрения — 10,6 %, прочие материалы — 37,2 %. В 1860–91 выходило в свет 15 русских литературно-художественных журналов; в начале XX века, в период оживления общественно-литературной жизни, оно возрастает; каждая литературно-общественная группировка стремится заявить о себе изданием журнала («Новый путь», «Весы», «Аполлон» символистов и другие). Русский литературный процесс протекал в неразрывной связи с революционным движением и общественной мыслью.

Советская литература создала литературно-художественные журналы нового типа. Перед ними ставилась задача «опираться на лучшие традиции большевистской партийной журналистики с ее четко выраженной идейной направленностью». «Большой ежемесячный журнал…, либо должен иметь вполне определенное, серьезное, выдержанное направление, либо он будет неизбежно срамиться, и срамить своих участников…», — писал В.И. Ленин. — «Журнал без направления — вещь нелепая, несуразная, скандальная и вредная». Вслед за журналами Пролеткульта «Грядущее» (1918–21) и «Кузница» и выходившим при Доме литераторов «Вестником литературы» (1919–22) возникают общесоюзные издания, задачей которых является формирование и направление литературного процесса: «Красная новь», «Звезда», «Новый мир», «Октябрь» и другие. На местах появляются как региональные издания «Сибирские огни», «Подъем», «Волга» и другие, так и журналы, специально знакомящие с достижениями национальных литератур — «Дружба народов»). Возникает дифференциация «толстых» журналов по читательскому назначению: «Молодая гвардия», «Юность» ориентируются на молодежную тематику; переводы и информацию о зарубежной литературе, широкий спектр проблем, возникающих в мировом литературном процессе, дают «Иностранная литература» и украинский «Всесвiт», продолжающие традиции журналов 1920–30-х годов, — «Вестник иностранной литературы», «Литература мировой революции» и «Интернациональная литература». В качестве органов местных писательских объединений, свои «толстые» журналы появляются во всех союзных и автономных республиках: белорусское «Полымя», грузинский «Мнатоби», казахские «Жулдыз» и «Простор», латышский «Звайгзне», украинские «Вiтчизна», «Жовтень» и «Прапор» и др. (см. Журналы в Кыргызстане). Унаследовав от русских журналов «энциклопедический» характер и постоянно совершенствуя его, советские журналы, невзирая на необходимость существования в условиях цензуры и партийного контроля, являются одновременно литературными вестниками и трибуной общественно-литературной борьбы, рупором общественного мнения. Наиболее ярко это проявляется с середины 1980 годов, в период перестройки, когда журналы «Новый мир», «Нева», «Дружба народов», «Октябрь» становятся трибуной для лучших представителей советской интеллигенции. Этот период в деятельности «толстых журналов» дает высочайшие образцы общественно значимой публицистики, мощно воздействующей на трансформирующееся общественное сознание. В постсоветское время, особенно с середины 1990-х годов, толстые журналы в странах бывшего СССР приходят в упадок. Исключение составляют российские, хотя тиражи их резко падают. Особенно очевидно падение было популярности толстых журналов на фоне нарастания в журналистике тенденций, привнесенных с Запада: стереотипизации публикаций СМИ, преобладания информативности над аналитичностью, отказа от традиционной для отечественной журналистики публицистичности.

Прототипом литературно-художественных журналов на Западе были распространившиеся в середине XVIII века журналы типа «magazine» (от арабского makhasin — смесь, склад, амбар), первым из которых был лондонский «Gentleman’s Magazine» (1731–1907), вначале состоявший из политической и литературной хроники и перепечаток нравственно-сатирических еженедельных листков, а затем, в 1740-х гг. ставший под руководством С. Джонсона популярным литературно-политическим вестником, собранием новых оригинальных статей, эссе, стихотворений, поэм, сатирических этюдов. В то же время появляются «чисто» литературные журналы, например «Literary Magazine» (1756–58) и «The Museum» (1746–47) Р. Додели, в последнем уже есть специальный отдел рецензий. В Европе литературно-художественные журналы, как и в России, почти сразу проявились как орудия идейной борьбы интеллектуальных и творческих сил: так, одним из важнейших журналов эпохи Просвещения, а равно и первым собственно литературно-художественным журналом был «Der Deutsche Merkur» (1773–1810) К.М. Виланда, сплотивший литературную общественность Германии вокруг идеалов Великой французской революции.

Весьма показательным для литературного развития Франции был журнал «Revue de Paris». В 1829–44 годах там печатались произведения О. Бальзака, А. Дюма (отца), Э. Сю; в 1851–58 — Т. Готье, Г. Флобера. Возрожденный в 1894 «Revue de Paris» приобрел характер общественного обозрения, изначально свойственный французскому «revues», публиковавшим беллетристику и занимавшимся собственно литературными вопросами от случая к случаю. Таковы были основанный Ж. Санд и П. Леру журнал «Revue Indйpendante» (1841–48) и позднейшие «Revue Bleu», «Revue de France», «Nouvelle Revue». Ведущими английскими журналами 1820-х гг. были «London Magazine» при участии У. Хэзлитта, Т. Гуда, Т. Де Куинси и «Blackwood’s Edinburgh Magazine»; затем — «Chambers’s Journal» и «Fraser’s Magazine», с которыми активно сотрудничали Т. Карлейль и У. Теккерей. Первые произведения Ч. Диккенса были опубликованы в «Old Monthly Magazine», а крупнейшие его романы — в специальных месячных выпусках им самим основанных еженедельников «Household Words» и «All the Year Round». Роль общегерманского литературного вестника долгое время играл «Leipziger Repertorium der Deutschen und Auslдndischen Literatur». Характер литературного журнала некоторое время имел «Westermann’s Monatsnefte», где работали В. Раабе, Т. Шторм, позднее — Г. Хессе. Объединение Германии (1871) вызывает к жизни целый ряд литературно-художественных журналов, важнейшими из которых были «Die Gesellschaft», «Blatter fьr die Kunst», выражавший ницшеанские и эстетские устремления кружка С. Георге, а также сохранивший и в XX веке авторитет и острую социально-критическую направленность «Die Neue Rundschau», где начинали творческий путь Т. Манн и Г. Гауптман. Самым влиятельным журналом в Италии XIX века был «Nuova antologia», среди ведущих сотрудников которого были Дж. Верга, Л. Пиранделло, Дж. Кардуччи. В молодой литературе США, не имевшей присущих европейским странам и России традиций культурной жизни, событием становится основанный У. Ирвингом «Analectic Magazine», позже Э.А. По выступает литературным редактором «Graham’s American Monthly Magazine», с «Knickerbocker Magazine» активно сотрудничают Г.У. Лонгфелло и Н. Хоторн. Вехой в развитии «толстых» журналов на Западе было издание «Harper’s Monthly Magazine» (с 1850 года), активно использовавшего возможности иллюстрации и публикаций с продолжением. До 1900 года он сохраняет характер и специфику литературно-художественного журнала, а затем превращается в общественно-политическое обозрение. Ответвлением его был еженедельник «Harper’s Weekly», поначалу также литературный, но выродившийся в иллюстрированное коммерческое издание (с вкраплением беллетристики), наиболее характерное для периодики США в XX веке.

Для литературной жизни стран современного Запада «толстые» журналы мало характерны, они либо являются изданиями литературных групп, особенно претендующих на новаторство, либо имеют тенденцию к превращению в ежеквартальные и полугодичные альманахи, либо существуют по инерции на коммерчески ненадежных основаниях. Так, ведущий послевоенный журнал в Великобритании «London Magazine» был вынужден закрыться за неимением средств к изданию. Не более жизнеспособны оказываются и брюссельский «Journal des Poetes» или «Paris Review» во Франции, существующий на дотации. К числу наиболее стабильных журналов, выступающих в роли общенациональных или интернациональных литературных вестников можно отнести американский «Transatlantic Review», а также ряд университетских ежеквартальников и студенческих журналов — такие как «Revista Sur», бразильский «Realidade», мексиканский «Sisifo», австрийский «Manuskripte», германские «Welt und Wort» и «Akzente», итальянские «Prove di Letteratura» и «Nuova Corrente», французские «Lettrisme» и «Magazine Littйraire», нидерландский «Spiegel der letteren». Ряд журналов существует с целью публикации произведений молодых и начинающих авторов, отличающихся авангардистскими устремлениями — «Perspective» (США), «Viga en el ojo» (Испания), «Serpe» (Италия), «Octopus» (Франция), «Vinduet» (Норвегия) и другие.

Один из старейших литературных журналов в странах Арабского Востока — «Аль-Хиляль» — был основан в 1892 году в Египте Дж. Зейданом, с 1973 года выходит литературное приложение к нему — «Аз-Зухур», посвященное творчеству молодых арабских, в основном египетских, писателей. Обзоры и переводы произведений мировой литературы даёт египетский «Аль-Катиб», в Алжире выходит журнал «Амал», в Ливане — «Аль-Адиб» и «Аль-Адаб». Крупнейшие иракские журналы — «Аль-Аклам» и «Аль-Мусаккаф аль-Арабий». Состояние современной турецкой литературы, переводы произведений мировой литературы, вопросы общественно-политической и культурной жизни в стране и за рубежом отражаются на страницах турецких журналов «Varlik», «Yeditepe», «Hisar».

Журналы в Кыргызстане — первым журналом, который начал издаваться в республике, стал ежемесячник «Коммунист», в качестве теоретического и политического органа компартии его издание началось в 1926 году в соответствии с решением Киробкома ВКП(б). 5 мая 1928 года вышел в свет первый номер научно-педагогического и литературного ежемесячника «Жаны маданият жолунда» («На пути к новой культуре»), а в октябре того же года — первый номер сельскохозяйственного журнала «Дехканин» — на русском языке, и «Дыйкан» — на киргизском языке. В сентябре 1931 года вышел первый номер литературно-художественного журнала «Чабуул» («Атака»). К 1937 году в республике было три журнала: «Коммунист», «Маданий майдан» («Культурный фронт») и «Кыргызстан совет адабияты» («Киргизская советская литература»). К 1940 году число журналов достигало 12, с 1951 года издавался журнал «Кыргызстан аялдары» («Женщины Киргизстана»), с 1952 года — «Жаш ленинчи» («Юный ленинец»). С 1955 года начали выходить журнал «Сельское хозяйство Киргизии» и сатирический журнал «Чалкан» («Крапива»).

В 1980 году в республике выходило в общей сложности 16 журналов, в том числе литературно-художественные «Ала-Тоо» и «Литературный Киргизстан», последний в 1980-х годах имел широкую популярность и за пределами республики, число подписчиков по всему СССР измерялось многими десятками тысяч. Будучи изначально ориентированы на специфическую, не массовую, аудиторию, в 1990-х годах большинство республиканских журналов оказались нежизнеспособны и постепенно прекратили свою деятельность. Из вновь возникших периодических журнальных изданий можно выделить журнал «Аки-пресс», издающийся в Бишкеке и специализирующийся преимущественно на финансово-экономической тематике.

от news24

Добавить комментарий