Кензо Такада

Рассказываем, какого уникального персонажа модная индустрия потеряла во время пандемии.

4 октября не стало японского дизайнера Кензо Такады — спустя 50 лет после того, как он показал первую коллекцию своего бренда (тогда еще Jungle Jap, а не Kenzo). Последние 20 лет он не занимался своим детищем, отдав его в надежные руки Бернара Арно, но сохранил авторитет среди инсайдеров модной индустрии, которые весь вечер воскресенья посвятили печальным постам и трогательным признаниям первому модному японцу в Париже. Вот что нужно о нем знать.
Кензо Такада был пионером мультикультурного подхода в моде

Кензо родился и вырос в уезде Кандзаки префектуры Хёго (в настоящее время Химэдзи). Его детство пришлось на Вторую мировую войну и нищету и разруху после. «Это была темная эпоха. Не было вообще ничего. Единственным источником счастья для меня было телевидение и журналы. Так я заинтересовался модой. Мне хотелось уехать или в Париж, или в Нью-Йорк», — вспоминал дизайнер. План удалось осуществить в середине 60-х, когда Олимпийский комитет предложил молодому человеку компенсацию за то, что его дом будет снесен в интересах строительства спортивных пространств. Получив деньги, Кензо, на тот момент выпускник колледжа моды Бунка, сел по совету одного из своих учителей на корабль до Франции — и впечатления из этого путешествия во многом заложили эстетическую основу его бренда. По дороге в Париж он посетил Китай, Индию и несколько африканских стран, после чего регулярно смешивал в своих коллекциях разные этнические мотивы. «Изобретательный крой, источники вдохновения в разных культурах и экзотические принты — Кензо, несомненно, написал новую главу в истории моды, на стыке Востока и Запада», — говорит Ральф Толедано, президент Федерации высокой моды и прет-а-порте. Модный критик Сьюзи Менкес и вовсе называет Такаду «эмблемой международного стиля».

Он стал первым японцем в европейском мире моды

Таланты Кензо признавали не только клиентки и читательницы глянца, но и ключевые игроки французской фэшн-индустрии. О нем исключительно положительно отзывались Пьер Берже и Ив Сен-Лоран, с которым Такаду роднила страсть к культурным отсылкам в коллекциях. «Прозвучит как преувеличение, но Кензо Такада — своего рода парижское божество. Его слава с самой первой коллекции завязана на дизайне для молодых девушек. А также на уничтожении классических правил стиля, необычном вкусе и вдохновенном неортодоксальном чувстве цвета», — говорил о нем Сен-Лоран. Карл Лагерфельд тоже с симпатией относился к тому, что делает Такада. Сам японский дизайнер больше всего гордился тем, что его опыт открыл дорогу многим другим талантам. В том числе его соотечественникам Рей Кавакубо и Йоджи Ямамото.
Мода — не единственный интерес Кензо

Успех на дизайнера обрушился в 1970 году, почти сразу после показа первой коллекции. Спасибо за это можно сказать обложке Elle с моделью в вещах Jungle Jap. Спустя два года после дебюта Такада делился с WWD, что оценивал потенциал своего бренда в пять лет. «Под этим я понимаю, сколько я смогу продержаться в нем. Потом мне хотелось бы пару лет посвятить искусству. Я просто хочу быть свободным», — говорил Такада. Однако в бренде он продержался не пять, а почти 30 лет. Зато последние годы жил так, как изначально планировал, постоянно переключаясь между дисциплинами. Дизайн интерьеров, парфюмерия, мебель — Такада себя ни в чем не ограничивал. Последний проект K-3 с его участием был запущен в январе 2020-го.

Он первым начал делать большие шоу с селебрити

«Сейчас мы этого уже не помним, что вообще-то до Домов моды, за исключением Yves Saint Laurent, в конце 70-х широкой публике не было дела. Люди бились только за то, чтобы попасть на шоу Kenzo. Это была квинтэссенция гламура. Кензо не только первым начал делать показы с большим количеством моделей, но и стал приглашать участвовать в них селебрити», — говорит Инес де ля Фрессанж (которую, к слову, открыл для мира моды как раз Такада). Жан-Поль Готье вспоминает, что все показы Кензо напоминали вечеринки, которые сам японский дизайнер просто обожал (в свободное от работы время он почти всегда пропадал в клубе Palace). Естественно, с таким подходом он просто обязан был устроить шоу в «Студии 54». И оно действительно состоялось в 1977 году — звездами вечера стали Грейс Джонс и Джерри Холл.

Он очень любил жизнь

Все, кто знал Кензо лично, говорят, что он был заряжен энтузиазмом жить и постоянно открывать для себя что-то новое. Джамбаттиста Валли, которого Такада поддержал в Париже одним из первых, называет его «королем позитива» (часто ли можно услышать это о ком-то из модной индустрии?) — всегда готовым сорваться в дальнюю страну, прийти на помощь, разделить красивый момент во времени. «Кензо всегда либо медитировал, либо рисовал, либо брал уроки танца живота или японской кухни. Он был самой юной душой, которую я когда-либо встречал», — говорит Валли.

от news24

Добавить комментарий