Оскар де ла Рента, скончавшийся 20 октября, был едва ли не единственным в Штатах кутюрье в полном французском смысле этого слова. Его вещи и после смерти великого творца рассказывают великую историю женской моды абсолютно современными словами. Он не был авангардистом, чтил законы композиции, незыблемость правил кроя, качество ткани и искусность вышивки. Он любил повторять, что платье должно быть прежде всего красивым и уже потом модным — только тогда оно сохранит верность хозяйке не сезоны, а десятилетия.Оскар де ла Рента, скончавшийся 20 октября, был едва ли не единственным в Штатах кутюрье в полном французском смысле этого слова. Его вещи и после смерти великого творца рассказывают великую историю женской моды абсолютно современными словами. Он не был авангардистом, чтил законы композиции, незыблемость правил кроя, качество ткани и искусность вышивки. Он любил повторять, что платье должно быть прежде всего красивым и уже потом модным — только тогда оно сохранит верность хозяйке не сезоны, а десятилетия.БейонсеОскар де ла Рента верил в магическую силу своих вещей. Неподготовленную женщину они способны буквально сбить с ног. Вспомните, как в сериале «Секс в большом городе» влюбленный русский художник, персонаж Михаила Барышникова, читает Кэрри Брэдшоу стихотворение Бродского и слышит в ответ ее «поэзию» — строчки из Vogue про платье с пышной юбкой в стиле «Завтрака у Тиффани». «Оскар — мой друг», — говорит Барышников, и на следующий день, перед «Травиатой» в «Метрополитен-опере» Кэрри получает в подарок то самое платье. Они танцуют у театрального подъезда — и бедняжка падает в обморок от переизбытка чувств. Оскар де ла Рента недаром поставлен здесь в ряд с оперой, балетом и поэзией — непонятно, что производит на героиню Сары Джессики Паркер большее впечатление. Чтобы немного снизить пафос, она напоминает влюбленному магу и волшебнику, что она «всего лишь американка» — и вечер кончается ужином в фастфуде.

Добавить комментарий