Сорок два года на царстве Roberto Cavalli сидела семья харизматичного флорентийца Роберто (он, его экс-супруга Ева и сын Даниель вывесили на дверь ателье табличку с категоричной надписью «Чужие здесь не ходят»). Но все меняется: норвежец Питер Дундас просочился-таки в семью. Причем сделал это дважды: с 2002 по 2005 год кудрявый малый был у Роберто подмастерьем, затем ушел в Emilio Pucci, а этой весной вернулся — но уже на коне: Дундас дорвался до власти, став креативным директором бренда Roberto Cavalli. Звездные клиентки дома ликуют: фирменных разрезов, хищных принтов, бахромы и пайеток вот-вот станет в два раза больше, ведь шиться платья отныне будут в четыре умелые руки.Сорок два года на царстве Roberto Cavalli сидела семья харизматичного флорентийца Роберто (он, его экс-супруга Ева и сын Даниель вывесили на дверь ателье табличку с категоричной надписью «Чужие здесь не ходят»). Но все меняется: норвежец Питер Дундас просочился-таки в семью. Причем сделал это дважды: с 2002 по 2005 год кудрявый малый был у Роберто подмастерьем, затем ушел в Emilio Pucci, а этой весной вернулся — но уже на коне: Дундас дорвался до власти, став креативным директором бренда Roberto Cavalli. Звездные клиентки дома ликуют: фирменных разрезов, хищных принтов, бахромы и пайеток вот-вот станет в два раза больше, ведь шиться платья отныне будут в четыре умелые руки.

Добавить комментарий