Основатель сервиса знакомств Badoo Андрей Андреев – темная лошадка российского рейтинга Forbes. Все сведения об Андрееве в «Википедии» умещаются в два коротких абзаца. 42 года, состояние – по грубым подсчетам журналистов – 700 миллионов фунтов. 372 миллиона зарегистрированных на Badoo пользователей (это, на минуточку, в семь раз больше, чем у «Тиндера»). Человек, который научил весь мир общаться в интернете, терпеть не может общаться с журналистами. Исключения делает только для серьезных изданий вроде The Times. И российского «Татлера». Наш светский редактор Маша Лимонова, которая все обо всех знает, приехала в штаб-квартиру Badoo в Сохо с целым чемоданом вопросов. Женат? Холост? Хорош собой и сказочно богат? Где был все эти годы и почему совсем не призжает в Москву? В жизни Андрей оказался очень скромным – все разговоры про личную жизнь упорно сворачивал в сторону, представьте себе, феминизма, который стал фундаментом для его нового приложения Bumble. А еще оказался очень гостеприимным — первым делом повел на офисную кухню и гордо продемонстрировал запасы «оливье» и селедки под шубой для сотрудников. За этой едой, родной для русского человека с любой пропиской, Андрей рассказал нам, кажется, даже больше, чем изначально планировал.Основатель сервиса знакомств Badoo Андрей Андреев – темная лошадка российского рейтинга Forbes. Все сведения об Андрееве в «Википедии» умещаются в два коротких абзаца. 42 года, состояние – по грубым подсчетам журналистов – 700 миллионов фунтов. 372 миллиона зарегистрированных на Badoo пользователей (это, на минуточку, в семь раз больше, чем у «Тиндера»). Человек, который научил весь мир общаться в интернете, терпеть не может общаться с журналистами. Исключения делает только для серьезных изданий вроде The Times. И российского «Татлера». Наш светский редактор Маша Лимонова, которая все обо всех знает, приехала в штаб-квартиру Badoo в Сохо с целым чемоданом вопросов. Женат? Холост? Хорош собой и сказочно богат? Где был все эти годы и почему совсем не призжает в Москву? В жизни Андрей оказался очень скромным – все разговоры про личную жизнь упорно сворачивал в сторону, представьте себе, феминизма, который стал фундаментом для его нового приложения Bumble. А еще оказался очень гостеприимным — первым делом повел на офисную кухню и гордо продемонстрировал запасы «оливье» и селедки под шубой для сотрудников. За этой едой, родной для русского человека с любой пропиской, Андрей рассказал нам, кажется, даже больше, чем изначально планировал.Вы родились в Москве?

Да. Мама из Москвы, папа — большой научный деятель (учёный-физик Вагнер Оганджанянц. – Прим. Tatler) — из Питера. Оба – технические люди, поэтому шанса заняться в жизни чем-то творческим у меня, по сути, не было. Хотя меня, как каждого нормального советского ребенка, отдавали во все кружки сразу. Мама хотела, чтобы я занимался всем, чем угодно — бальные танцы, вот это вот всё.Когда вы уехали из дома?

В восемнадцать лет. Один, без родителей. Я поехал в Валенсию учиться, но местный университет так и не закончил. Начинал, бросал.

от spletnik

Добавить комментарий