«Развейте меня над Парижем или сделайте из меня бриллиантовое кольцо для моих внучек» – была у Аллы такая любимая поговорка. Последний раз мы виделись 29 июля в Бодруме на юбилее Игоря Крутого. «Ой, Алла, ты так похудела». – «Я сама себе не нарадуюсь, встала на каблуки, решила загорать. Коля Басков про меня песню пишет. Я хочу еще футболки сделать». Мы ели шаурму. Я сказал: «С пирожками твоего Георгия не сравнится». Она: «Ну с Георгием вообще никто не сравнится. По секрету: мы с ним открываем ресторан, уже обо всем договорились. Будем гулять». Потом вышла Сердючка со своей «Дольчегаббаной». Я сказал: «Пойдем на сцену, мы должны». И Басков: «Да, Алла Константиновна, вы должны». Мы вышли с ней и танцевали, прыгали, обнимались. Я уверен, что Басков в память об Алле обязательно сделает песню с припевом «Гламурос, гламурос».Единственный, о ком я не сказал в передаче об Алле, – это шеф-повар Георгий Денисенков. Он ее ученик – они вместе делали знаменитые малосольные огурцы. Последний новогодний бранч в ЦУМе – это была кульминация гурманства и эстетики. Алла выглядела умопомрачительно. Хотя я думаю: она уже тогда понимала, к чему идет. 17 января прислала эсэмэску: «Андрюша, дорогой, мама посмотрела твою передачу о блокаде Ленинграда и была так расстроена, что у нее не взяли интервью. Ты можешь ее просто записать, а потом в какой-нибудь год поставить? Дай Бог, чтобы мама была жива. Извини, пожалуйста». И спустя день: «Я, к сожалению, попала в госпиталь, лежу с воспалением легких, началось 1 января. Лечилась в Израиле две недели, все было хорошо. Улетела в Париж, стало плохо. Вернулась в Москву, лежу в ЦКБ. Знаешь, мне уже стало тяжело со всем этим бороться. Называется "Другая жизнь Аллы Вербер, которую никто не знает"». И: «Я договорилась с реанимацией, что мне привезут маму. Думаю, лучше в эту секунду быть вместе. Но я уже не раз выкарабкивалась, и в этот должно получиться». Я ответил: «Ну, главное – твое чувство юмора. И срочно проси Георгия, чтобы он приготовил тебе что-нибудь вкусненькое». – «Не переживай, он готовит мне каждый день».Телеведущий Андрей Малахов и Алла Вербер в студии программы «Прямой эфир», 2017Я понимаю причину хайпа вокруг Аллы. Вроде бы она не селебрити в прежнем смысле этого слова – она в бизнесе, она байер, вице-президент Mercury. Но в шестьдесят один так выглядеть и показывать людям жизнь, которую они каждый день не видят! Ее инстаграм – видеожурнал, считай приложение к «Татлеру». Сейчас в России появляется класс людей, которые хотят учиться, как оформить стол, как одеться на праздник, но в их маленьких городах мастер-классы на эту тему не проводят. Алла, ее квартира, поездки, чемоданы стали для них путеводной звездой. Кстати, знаете, она очень хотела делать программу Fashion Police с Олей Крутой. Типа «Модного приговора», но о светских выходах селебрити. А ей на телевидении сказали: «Вы готовы честно говорить все, что думаете об этих людях?» Нет, Алла не могла ни о ком говорить гадости. Могла переодеть, но быть в эфире жесткой, как Эвелина, – нет, конечно.

от spletnik

Добавить комментарий