Вчера в рамках саммита Women in the World два легендарных редактора — экс-главный редактор и Vanity Fair Тина Браун и главный редактор американского Vogue Анна Винтур — обсудили лидерские качества и настоящее и будущее медиа. Кроме того, Тина Браун, выступавшая в роли интервьюера, расспросила Анну Винтур о ее планах на будущее — личных, профессиональных и политических.«Мне кажется, важнее всего иметь ясность в голове. Люди, которые с вами работают, хотят понимать, за что они выступают, почему было принято то или иное решение и что они с этим могут сделать. Думаю, подчиненных очень фрустрирует, когда их начальство мечется и откладывает решения», — сказала Винтур в первой, более официальной части интервью.Совсем другая интонация в разговоре появилась после того, как речь зашла о Карле Лагерфельде. Винтур призналась, что отреагировала на новость о его смерти очень эмоционально — потому что Лагерфельд был не только невероятной величиной и исключительно талантливым дизайнером, но еще и ее другом. Винтур прочитала о том, что его не стало, рабочим утром, перед полетом из Лондона в Милан. «Я читала журналы, некрологи и вдруг разразилась рыданиями. Мужчина в клетчатой рубашке, очень далекий от мира моды, молча протянул мне несколько бумажных платков», — сказала Винтур. Также она заметила, что даже этот бизнесмен осознавал глобальность утраты: «Он сказал мне: “Мадам, мир потерял великого человека"».Карл Лагерфельд был не единственным звездным представителем модной индустрии, о котором зашел разговор. Винтур призналась, что ситуация с обвинениями со стороны моделей фотографов Марио Тестино, Брюса Вебера и Патрика Демаршелье в харассменте была для нее непростой, — потому что ее связывали с ними не только годы плодотворного сотрудничества, но и дружеские отношения. По поводу отказа Condé Nast продолжать с ними работать Винтур сказала, что это было «сложное, но безусловно правильное решение».

Добавить комментарий