Эта история началась летом 1989 года, когда 28-летний студент школы права Гарвардского университета пришел на практику в юридическую фирму Sidley Austin LLP в Чикаго. Его наставником назначили 25-летнюю Мишель Робинсон, которая работала в компании уже год и, удачное совпадение, тоже окончила Гарвард.Эта история началась летом 1989 года, когда 28-летний студент школы права Гарвардского университета пришел на практику в юридическую фирму Sidley Austin LLP в Чикаго. Его наставником назначили 25-летнюю Мишель Робинсон, которая работала в компании уже год и, удачное совпадение, тоже окончила Гарвард.«Я никогда не ездил в даунтаун на этом поезде. К тому же в этот день шел дождь, — вспоминал 44-й президент США в разговоре с Опрой Уинфри. — И зонта у меня не было. Так что когда я вошел в кабинет Мишель, я не только опоздал, но еще и был весь мокрый. Не уверен, что произвел хорошее первое впечатление».В своей книге «Становление» Мишель вспоминала, что к моменту появления на пороге фирмы Барак уже успел вызвать в компании переполох — секретари, которые видели его перед собеседованием, говорили, что он не только невероятно умен, но и хорош собой. Мишель, правда, это мнение не разделяла: «По своему опыту я знала: стоит надеть на любого хоть немного интеллигентного черного мужчину костюм, как белые начнут сходить по нему с ума. Я сомневалась, что он заслуживает такого внимания». Кроме того, молодая наставница взглянула в базе данных на фото своего будущего коллеги — и оно ей совсем не понравилось. «Она была приятно удивлена, увидев, что мой нос и уши не такие огромные, какими они выглядели на фото», — описывал первую встречу с женой Барак. Он же с первого взгляда был поражен ее красотой и высоким ростом.

от spletnik

Добавить комментарий