Долгих восемь лет ушло на эту книгу. Соборная мечеть Петербурга, купол которой на обложке, была построена в два раза быстрее. Придумала книгу Лейла Улуханли, дизайнер и хозяйка студии Leyla Uluhanli Interiors. Вообще Лейла рассчитывала управиться года за два. Тем более что издательство — знаменитое нью-йоркское Rizzoli — нашлось довольно быстро. «По первому образованию я востоковед, — объясняет Лейла, как возникла идея сделать альбом фотографий мечетей. — К тому же я родилась и выросла в Баку. Эта восточная пластика, красота архитектуры, резьбы по камню меня всегда затрагивала. Делая книгу, я хотела взглянуть на мечети свежим взглядом — не через призму религии, а как на потрясающие художественные объекты».Лейла вспоминает мечеть Тезепир в родном Баку. Мимо нее она проходила каждый день: Тезепир стоит возле ее школы. Мечеть закрыли в 1917 году, даже сделали кинотеатр, но в 1943 году вернули мусульманам. Построила Тезепир женщина, Набат-ханум Ашурбекова, легендарная миллионерша. Состояние она сделала на бакинской нефти –– в то же время, к слову, что и Альфред Нобель. Но только потратила деньги на благие дела не после смерти, а еще при жизни (а дожила Ашурбекова до ста семнадцати лет). Мечеть она начала строить в 1905 году в память об умершем муже. Богатые соотечественники предлагали помочь ей финансово, но гордая миллионерша отказывалась. Окончания стройки она не дождалась, дело довел до конца сын. Набат-ханум похоронена у входа в свою прекрасную мечеть.Снаружи, однако, Тезепир не потрясает роскошью. «Архитекторы мусульманских храмов были ограничены в средствах, — объясняет Улуханли. — Не в финансах, нет. В изобразительных средствах. Никакого фигуратива: разрешено использовать лишь геометрию, определенный набор цветов и определенный набор отделочных материалов. В христианской культуре все совсем не так, возьмите хотя бы Византию. Мне хотелось показать искусство мастеров, которые ограничены в средствах выражения».Лейла сразу решила: все фото в книге будут свои, оригинальные. Да, Святую Софию или Биби-Ханым снимали тысячи фотографов. Даже у «Сердца Чечни» имени Ахмата Кадырова с недавних пор есть собственные хэштеги в звездных инстаграмах. Но Улуханли с Rizzoli — видимо, чтобы лучше понять тех самых архитекторов мечетей, — добровольно вступили на путь изобразительной аскезы. Составили список из ста превосходных мастеров светотени, потом выбрали из него самых-самых. Скажем, мечети России и Узбекистана снимал Юрий Пальмин, наш лучший архитектурный фотограф.

от spletnik

Добавить комментарий