«Мы с дочкой пришли на какое-то детское мероприятие, где все были нарядные до невозможности. А я всегда одевала ее в неброский Bonpoint, игнорируя лишние рюши. И вдруг моя Мариям говорит: «Я хочу отсюда уехать». На мое «почему» отвечает: «Мама, у меня нет красивого платья». Представляете, ей было всего два годика, она говорить только научилась, а уже чувствовала неловкость, — вспоминает двадцатисемилетняя основательница детского бренда Bibiona Couture Диора Усманова. — Тогда я позвонила своей маме и попросила что-нибудь придумать для малышки».«Мы с дочкой пришли на какое-то детское мероприятие, где все были нарядные до невозможности. А я всегда одевала ее в неброский Bonpoint, игнорируя лишние рюши. И вдруг моя Мариям говорит: «Я хочу отсюда уехать». На мое «почему» отвечает: «Мама, у меня нет красивого платья». Представляете, ей было всего два годика, она говорить только научилась, а уже чувствовала неловкость, — вспоминает двадцатисемилетняя основательница детского бренда Bibiona Couture Диора Усманова. — Тогда я позвонила своей маме и попросила что-нибудь придумать для малышки».Сейчас Мариям, дочке Диоры и Бабура Усманова, погибшего в автокатастрофе в 2013 году, четыре. Бибиона — семейное прозвище, его дал папа. Нарядов у Биби уже целый гардероб, и ее бабушка Сайёра Хашимова, которая выглядит всего на год-два старше мамы, так же увлеченно рисует эскизы платьев. Не только для внучки, а для всех желающих повесить в платяной шкаф любимого чада от двухсот до пятисот тысяч рублей.Когда люди из мира моды слышат слова «детский кутюр», они вежливо крутят пальцем у виска. Считается, что дело это неблагодарное и невыгодное. На одно платье, даже маленькое, уйдет немало метров шантильских кружев, в цену заложат сотни человеко-часов лучших французских мастериц, а дитя через месяц вырастет из шедевра. Или порвет, не успев добраться до утренника в бутике Cartier на Петровке. Даже самые щедрые московские герои Tatler раньше думали, что игра не стоит свеч.

от spletnik

Добавить комментарий