Все это довольно смешно, если вдуматься, — ярко накрашенная девица забирается в огромный стакан и принимает там позы столь же эротичные, сколь потешные. Фирменный номер Диты фон Тиз идеально описывается гоголевским выражением «Этот стакан нехорошо себя ведет». Тем не менее на ее представления ведется весь мир, начиная с Марка Джейкобса и заканчивая Миком Джаггером, а гонорар даст фору иным завсегдатаям хит-парадов — от двадцати пяти тысяч евро. Сегодня Дита — самая известная и респектабельная стриптизерша на Земле, у которой все началось с голых съемок в журнале Bizarre, а кончилось уважительными статьями в Vanity Fair. Она снимается в премированном кино вроде «Смерти Сальвадора Дали», без нее не обходятся вечеринки Dior, Сhopard и Louis Vuitton, она практически пожизненно оккупировала списки best dressed. Дита сама признается: «Аудитория так изменилась… Раньше я танцевала для полусумасшедших фетишистов, а теперь мне аплодирует высший свет».В 2004 году виконт, финансист и, кстати, игрок на российском рынке Сьюлин Тинн был так заворожен ее лос-анджелесскими плясками, что немедленно усадил ее в самолет и увез праздновать собственное тридцатилетие в загородный замок Лонглит. В России она тоже частая гостья — танцевала на двадцатипятилетии Даши Жуковой, презентовала помаду в ресторане Bon, плясала в Сочи… Да что там Даша Жукова, сам Николя Саркози и Карла Бруни как-то выразили искреннюю досаду, что не смогли посетить ее выступление в кабаре Crazy Horse — президентский кодекс не позволил. «А что тут такого, — недоумевает Дита. — В Crazy Horse вон даже Кеннеди ходил».Ее лицо непроницаемо, как алебастровая маска, поэтому я с ходу пытаюсь пробить ее защиту с помощью нехитрого разоблачения. Когда Камерон Диаз повторила номер с погружением в коктейльную посуду в «Ангелах Чарли», Дита надула губы и чуть не собралась подавать в суд на правах обладательницы патента. Меж тем этот трюк стар как мир — посмотрите старинную комедию «Так держать!», где в бокале плещется несравненная Ширли Маклейн, которая в свою очередь пародирует классических американских танцовщиц. «Что вы такое говорите! — обижается фон Тиз. — Они плескались в бокалах для шампанского, а я забралась в бокал для мартини! Это огромная разница. У меня еще и оливки там плавали. А лебединый водопад, а декорации опиумного притона, а скачки на карусельной лошади? Так никто никогда не делал. А как я выезжала верхом на огромной помаде, забыли? А как я вылезала из гигантской пудреницы? Да я массу таких штук придумала! Я фактически реанимировала искусство бурлеска, и это мой копирайт».Cейчас в ней трудно угадать уроженку Мичигана, в чьем свидетельстве о рождении значилось имя Хизер Свит. Она была средней из трех сестер, мать маникюрша, отец слесарь. В тринадцать лет, будучи вполне профессиональной балериной, она неожиданно помешалась на теме белья — надевала в школу чулки, подвязки, корсеты и прочие соблазнительные аксессуары. В четырнадцать лишилась девственности в процессе какого-то сомнительного пикника. По окончании школы пошла в продавщицы — естественно, в бельевой отдел. К восемнадцати годам оформились две главные и слегка противоречивые страсти ее жизни: с одной стороны, ей нравилось одеваться (винтажные платья, дорогое белье), с другой — сбрасывать это все с себя при посторонних.

от spletnik

Добавить комментарий