На этой державной шахматной доске, в опасной игре с продажей военной собственности, ущерб от которой государство оценило в три миллиарда рублей, — кто она? Эффектная бриллиантовая королева, упивавшаяся властью настолько, что в какой-то момент потеряла связь с радарами и возомнила, что ей все можно? Невинная пешка, которой ходили, пока она была нужна, но отдали на съедение настоящим ферзям при первой же команде «фас» сверху?— Мне вообще не казалось, что в этой игре я фигура и для кого-то представляю интерес. Cкорее, была наблюдателем. Я работала, и работала, с моей точки зрения, честно. Фигуру из меня сделали следственные органы. Какую именно, я сама пока не поняла. Слежу за развитием сюжета вместе с вами, — грустно усмехается Васильева. Мы пьем чай в гостиной «нехорошей квартиры» в Молочном переулке. На столе — только сухофрукты: «Это единственное, что я позволяю себе из сладкого, — извиняется Евгения. — За последние месяцы поправилась сильно. Я, конечно, пытаюсь сопротивляться — вот поставила тренажер, но когда двадцать четыре часа в сутки проводишь в четырех стенах, трудно сохранять выдающуюся спортивную форму.Да уж… Из телерепортажей можно было заключить, что в тринадцати комнатах подследственной по делу «Оборонсервиса» в случае длительного заточения спокойно разместится целый олимпийский стадион «Фишт». Но нет — комнат оказалось не тринадцать, а четыре. Первыми этот факт установили, еще осенью, Ксения Собчак и Марианна Максимовская. Они же с понятным восторгом примерили домашние тапочки, которые в их воображении принадлежали бывшему министру обороны Анатолию Сердюкову. Вопрос «те ли это тапочки?» я не задаю, недостающие девять комнат с лупой не ищу, скорее с любопытством оцениваю убранство этой золотисто-бежевой, в завитушках и лепнине, весьма заурядной по меркам Tatler квартиры. «Мне и самой этот стиль не очень близок, — снова почти оправдывается Васильева. — Квартира досталась мне уже с мебелью, и я все собиралась делать ремонт. В родном Питере я жила в антураже гораздо более современном».В квартире плотно задернуты шторы, и в солнечные девять утра здесь царит интимный полумрак.

от spletnik

Добавить комментарий