Не все генеалогические древа одинаковые — некоторые слишком хороши, чтобы быть правдой. Русполи, например, древнейший род Италии. Их реальная история интереснее любого сериала. Среди князей были высшие ватиканские чины. И меценаты — начиная с видных политических деятелей эпохи Возрождения и заканчивая плейбоем Алессандро «Дадо» Русполи. Девятый князь Черветери дружил с Сальвадором Дали, Труменом Капоте, Бальтюсом, Романом Полански, Брижит Бардо. С Федерико Феллини был практически неразлучен — снимая «Сладкую жизнь», режиссер мог позволить себе ничего не придумывать. Хотя… Когда речь идет о Дадо, невозможно отделить правду от вымысла — но, действительно, так ли уж важно, мог ли он съесть хрустальный бокал и не пораниться? Или кататься на водных лыжах, не забрызгав смокинг? У Феллини его изображает Марчелло Мастроянни, но сам князь тоже снимался в кино — и в «Крестном отце», и в «Хрониках молодого Индианы Джонса».Не все генеалогические древа одинаковые — некоторые слишком хороши, чтобы быть правдой. Русполи, например, древнейший род Италии. Их реальная история интереснее любого сериала. Среди князей были высшие ватиканские чины. И меценаты — начиная с видных политических деятелей эпохи Возрождения и заканчивая плейбоем Алессандро «Дадо» Русполи. Девятый князь Черветери дружил с Сальвадором Дали, Труменом Капоте, Бальтюсом, Романом Полански, Брижит Бардо. С Федерико Феллини был практически неразлучен — снимая «Сладкую жизнь», режиссер мог позволить себе ничего не придумывать. Хотя… Когда речь идет о Дадо, невозможно отделить правду от вымысла — но, действительно, так ли уж важно, мог ли он съесть хрустальный бокал и не пораниться? Или кататься на водных лыжах, не забрызгав смокинг? У Феллини его изображает Марчелло Мастроянни, но сам князь тоже снимался в кино — и в «Крестном отце», и в «Хрониках молодого Индианы Джонса».Дадо умер двенадцать лет назад, но сплетни о нем будут жить вечно. Такое не забывается. Его четвертый ребенок, Мелюзина Русполи, родившаяся в Париже в 1994 году, сейчас активно пытается составить папе конкуренцию. Журналы наперебой снимают ее в качестве новой фэшн-иконы, но вопросы задавать стесняются. А мне не стыдно. Чтобы получше познакомиться, я еду к Мелюзине в Виньянелло, область Лацио, в крепость XIII века — ценнейшую жемчужину в коллекции ее семьи.Замок стоит на горе. Вход один — через ров по древнему подъемному мосту. Пройдя по нему, мы оказались перед непробиваемой деревянной дверью. Долго искали звонок, пока не сообразили, как пользоваться кованой ручкой — если постучать, грохот будет по всему замку. Нам открыла Джада, двоюродная сестра Мелюзины. Она сейчас присматривает за домом. Мелюзину дела задержали в Милане, где она живет, так что у нас был целый день на ленивый девичник. В стиле, далеком от средневекового, — Джада развлекала нас сюжетами из вполне себе новой истории. Например, такими: «В молодости я тоже была моделью, позировала для американского Vogue. Дружила с дизайнером, который придумал брюки palazzo. (Спрашиваю: «Эмилио Пуччи?» Джада аристократично пропускает мой вопрос мимо ушей. — Прим. «Татлера») Он попросил меня поехать с ним в Нью-Йорк, где Диана Вриланд собиралась делать съемку с Ричардом Аведоном».

от spletnik

Добавить комментарий