«Теорема Зеро». Терри Гиллиам — классик температурного кино: каждый из его фильмов, будь то лакокрасочная антиутопия вроде «Бразилии» или условно реалистическая детская киноповесть вроде «Страны приливов», погружает зрителя в знакомую с детства липкую реальность тридцати девяти и девяти. Возвращает в этот в прямом смысле слова головокружительный момент, когда мир вокруг расплывается и вирус на пару недель уносит тебя в универсум кособоких галлюцинаций.«Теорема Зеро». Терри Гиллиам — классик температурного кино: каждый из его фильмов, будь то лакокрасочная антиутопия вроде «Бразилии» или условно реалистическая детская киноповесть вроде «Страны приливов», погружает зрителя в знакомую с детства липкую реальность тридцати девяти и девяти. Возвращает в этот в прямом смысле слова головокружительный момент, когда мир вокруг расплывается и вирус на пару недель уносит тебя в универсум кособоких галлюцинаций.«Теорема Зеро» — тем более идеальная тому иллюстрация, что это типичный поздний фильм когдатошнего гения: оживающие ковры и отрастающие носы, которые в «Страхе и ненависти в Лас-Вегасе» и насквозь студийных «Братьях Гримм» работали на некое цельное впечатление, теперь выглядят рассыпавшейся цепочкой брендированных трюков, парадом-алле «за что мы так любили Гиллиама и любим до сих пор».Лысый Кристоф Вальц, прикованный проводами к компьютеру, — ученый, по заданию руководства решающий теорему о бессмысленности жизни, но вопреки корпоративной этике верящий, что смысл все-таки есть. Готическая церковь, переоборудованная в роскошный лофт, — метафора того, что любой сложности духовная жизнь оборачивается утилитарным душевным уютом. Прелестная проститутка с косичками, увлекающая клиентов на виртуальный пляж. Футуристический бездуховный Лондон будущего, вечеринка с трансвеститами, Тильда Суинтон с торчащими передними зубами в роли психоаналитика, читающая рэп.

от spletnik

Добавить комментарий