«Я хочу показать, что есть альтернатива. Что можно не подчиняться большому лейблу. Не подстраиваться под чужие вкусы и при этом быть видимой. Быть видимой для меня очень важно, потому что я хочу репрезентовать несколько вещей: женщина способна делать техническую работу, быть одновременно продюсером и поп-звездой, а еще не бояться экспериментов», — рассказала в 2015 году о своей миссии в программном интервью The Fader тогда еще Клэр Элис Буше, известная под псевдонимом Граймс.«Я хочу показать, что есть альтернатива. Что можно не подчиняться большому лейблу. Не подстраиваться под чужие вкусы и при этом быть видимой. Быть видимой для меня очень важно, потому что я хочу репрезентовать несколько вещей: женщина способна делать техническую работу, быть одновременно продюсером и поп-звездой, а еще не бояться экспериментов», — рассказала в 2015 году о своей миссии в программном интервью The Fader тогда еще Клэр Элис Буше, известная под псевдонимом Граймс.Граймс, 2012С тех пор многое изменилось: Буше начала встречаться с Илоном Маском и тяготиться статусом девушки миллиардера, поменяла имя на Си, где c — это скорость света в вакууме, выпустила один своих лучших альбомов и родила малыша X Æ A-Xii. Что не изменилось, так это озвученные пять лет назад приоритеты и привычка жонглировать амплуа. Кем бы Граймс ни была — Мисс Антропоцен или Марией-Антуанеттой на рейве, — во всех ее образах считывается нежелание быть описанной одним уже существующим жанром или стилем.

Добавить комментарий