«В романе Стивена Кинга есть такие жуткие монстры — лангольеры. Они пожирают прошлое. Из-за смены часовых поясов пассажиры «боинга» попадают во вчерашний день — и становятся добычей монстров. Так вот, нельзя зависать в прошлом: не будешь двигаться вперед — лангольеры сожрут тебя», — спортсменка, светская львица, лицо кинокомпании Dreamteam Media Ида Лоло, игнорируя умоляющие взгляды своего мопса Зака, решительно заносит вилку над пирожным в ресторане Chips. В туманное будущее она шагнула пару недель назад, оставив обручальное кольцо на прикроватной тумбочке, ключи от апартаментов на Остоженке – в почтовом ящике, а мужа Марка — за бортом стремительного «боинга» своей жизни. Москва загудела: «Ах, какой был мужчина!»«В романе Стивена Кинга есть такие жуткие монстры — лангольеры. Они пожирают прошлое. Из-за смены часовых поясов пассажиры «боинга» попадают во вчерашний день — и становятся добычей монстров. Так вот, нельзя зависать в прошлом: не будешь двигаться вперед — лангольеры сожрут тебя», — спортсменка, светская львица, лицо кинокомпании Dreamteam Media Ида Лоло, игнорируя умоляющие взгляды своего мопса Зака, решительно заносит вилку над пирожным в ресторане Chips. В туманное будущее она шагнула пару недель назад, оставив обручальное кольцо на прикроватной тумбочке, ключи от апартаментов на Остоженке – в почтовом ящике, а мужа Марка — за бортом стремительного «боинга» своей жизни. Москва загудела: «Ах, какой был мужчина!»Их союз и правда казался нерушимым. В семейную копилку комплиментов сыпались смайлы из твиттера, лайки из фейсбука, котята из инстаграма: «Вы невероятные!», «Волшебные!», «Потрясающие!» Более разных людей, чем Марк и Ида, сложно себе представить, а потому вместе они смотрелись органично. Яркая сибирская красота – и сумрачная армянско-ассирийская масть. Спортивный загар, пресс кубиками — и интеллигентские очки в массивной оправе. Общительность через край – и башня из слоновой кости. Неудивительно, что их притянуло друг к другу.Ида родом из Новосибирска. Папа, профессиональный хоккеист Марат Валеев, с детства приучал дочку к спорту. Влюбившись в двадцать лет в парня из Минска, Ида упорхнула в Белоруссию, где быстро нашла работу в одном из первых в стране фитнес-клубов. Бодрые отжимания в упоре с колен и уверенный прыжок-разножка в исполнении Иды транслировали по местному телевидению в утренних передачах. Когда минский роман закончился, на крыльях новой любви — к москвичу — Ида упорхнула в столицу РФ. «Я — девушка влюбчивая. Быстро очаровываюсь, но отхожу тоже быстро». Когда и московская любовь сошла на нет, возвращаться в Новосибирск Иде ожидаемо не захотелось. В столице она сняла квартиру и начала писать диплом по банковскому делу для новосибирского вуза, в котором числилась на заочке. Компьютера не было, и Ида устроилась к одному нефтянику – год сидела на телефоне в приемной и печатала свою «Систему управления в банковской сфере». Диплом защитила, но банки ее разочаровали: впору было искать новую работу. Три года она самоотверженно внедряла на кухни отечественных домохозяек чешские комбайны и сковородки. А потом с ней случилось кино. И Марк.

от spletnik

Добавить комментарий