«Царь вернулся!» Так девичье царство встречает Ильдара Абдразакова, когда тот возвращается с концерта. Хотя вообще-то можно было обойтись просто князем. Оперный певец Абдразаков любит удивить журналистов рассказом о том, что у него имеется сертификат: генеалоги обнаружили, что по материнской линии его род восходит к Чингисхану, а по отцовской – к Тамерлану. Я, однако, не удивляюсь: в мире «Татлера» и не такое бывает. В этом мире его высочество Ильдар Амирович – большой человек. Двадцать лет поет в Ла Скала, Метрополитен-опере, Венской опере, далее везде. Регулярно блистает на Зальцбургском фестивале. Еще Абдразаков – первый и единственный русский оперный певец, получивший «Грэмми», в 2010-м, за вердиевский «Реквием» под управлением своего учителя Риккардо Мути. С прошлого года заключен эксклюзивный контракт с компанией Deutsche Grammophon, которая представляет главных оперных звезд, от Пласидо Доминго до Анны Нетребко.А ведь в прошлом году был еще «Князь Игорь» в Амстердаме. В феврале туда, влекомые режиссером Дмитрием Черняковым, двинулись московские орды с абсолютным слухом по меньшей мере на все светское. Выдержать четыре бородинских действия с прологом и разнообразить свои инстаграмы им помог Игорь-Абдразаков, в красивом кожаном пальто красного комиссара стоящий посреди алых маков. Маки были сшиты вручную из шелка и стоили сто шестьдесят девять тысяч долларов. Целиком черняковский спектакль обошелся в двадцать пять раз дороже. Впечатлившиеся москвичи бросились изучать афишу Большого зала Консерватории и абонементы филармонии. Выяснилось, что в столице Абдразаков почти не выступает, изредка навещает лишь родную Мариинку.И вот наконец князь дорос до царя. Сорокаоднолетний Ильдар впервые в своей биографии готовится спеть Бориса Годунова. Коронация намечена на 7 июня в Опере Бастилии и будет производиться вплоть до 12 июля. Парижскую премьеру оперы Мусоргского с русским составом певцов и дирижером Владимиром Юровским за пультом ставит очень важный сегодня бельгиец Иво ван Хове, лауреат премий Лоуренса Оливье и «Тони». Прошлым летом во время Чеховского фестиваля он вылил на сцену Театра Моссовета семь тонн воды. Нетрудно вообразить себе, что ван Хове сделает в Париже со сценой у фонтана и Успенским собором.«Уже в двадцать один год было совершенно ясно, что он станет звездой».

от spletnik

Добавить комментарий