В октябре 2017-го мы снимали Илону Столье в ее квартире на семнадцатом этаже знаменитого дома Le Formentor в Монако. Уже тогда ходили слухи, что она больше не живет вместе с Виталием Южилиным, бывшим депутатом Государственной Думы, которого особо осведомленные источники прочно связывают с ОАО «Морской порт Санкт-Петербург». Илона в том интервью напустила тумана, как будто за ее окном Финский залив, а не солнечный проспект Принцессы Грейс: «Семейная жизнь не бывает без бурь. Особенно долгоиграющая, а мы все-таки вместе семнадцать лет. Виталий – мой самый близкий человек, у нас двое детей, и это навсегда. Но сейчас у нас такой этап – каждый живет своей жизнью, поддерживая друг друга на

расстоянии. Так бывает: люди жили-жили и разошлись. Может, на время. Может, все еще десять раз поменяется». Не поменялось. Илоне пришлось вернуться из Лондона, где она последнее время жила вместе с дочерью Мишель и сыном Филиппом, в Москву и как на работу ходить в Басманный суд. Оттуда до СМИ регулярно долетают тревожные сводки (о том, что творится в «Телеграме», мы просто умолчим). «Татлер» решил поговорить по душам с девушкой, которая за эти годы успела побывать на наших страницах моделью, фотографом, гомеопатом, женой большого человека и даже немного ювелиром.Илона СтольеРасскажи, по поводу чего вы сейчас судитесь?У нас одновременно идут три процесса, информация о них есть в открытом доступе на сайте «Суды общей юрисдикции города Москвы». Первый  – по поводу того, с кем будет жить Мишель, со мной или с Виталием. Второй процесс – о том, что Виталий должен выписаться из моей квартиры в Москве. Он признал этот иск. Третий иск касается средств на воспитание детей. В настоящее время я содержу дочь на свои средства.

от spletnik

Добавить комментарий