Одна из последних живущих богинь кино Софи Лорен все еще ослепительна, все еще снимается и даже выходит в свет. И всюду постаревшую, но все еще в самом соку итальянскую икону приветствуют стоя. Звание живой легенды мирового кинематографа самая прекрасная женщина Италии несет не на суматошной родине, а в тишайшей Женеве. И делает это с не свойственным жителям Апеннин хладнокровием. Королева в изгнании давно поняла, что молчание — золото, и не на словах, а на деле крайне редко соглашается на интервью, с порога разворачивая жаждущих сенсационных признаний журналистов: «Моя жизнь не была похожа на сказку. О многом больно говорить до сих пор».И вот Инес Бруча, личный секретарь Лорен, открывает мне тяжелую деревянную дверь женевской квартиры Ее Кинематографического Величества. Инес рядом с Лорен уже полвека и в дополнительных указаниях, куда вести гостя, не нуждается. Гостиная актрисы — торжество золота и пурпура. Кресла с ажурными подлокотниками. Массивные гобелены. Мощные канделябры. Старинный столик уставлен фотографиями: улыбающееся семейство Понти, сыновья Лорен — старший Карло и младший Эдуардо Понти — и снимок самой Софи, смеющейся в объектив знаменитого фотографа Юсуфа Каша.В этот момент в комнату тихо проскальзывает она. В черных брюках, черном свитере с v-образным вырезом и с маленьким серебряным медальоном на шее она — воплощение элегантности и красоты на все времена.А ее походка… Что и говорить, это самая знаменитая походка в истории кино, она сражает наповал — достаточно вспомнить «Золото Неаполя» 1954 года: Лорен бредет под дождем, платье липнет к телу, а с ним — и мужские взгляды. Мужчины — отдельная глава в судьбе Лорен. Ей было достаточно один раз появиться на экране, чтобы завоевать армию поклонников, в которой каждый второй был на миллион. Главный муж Элизабет Тейлор, актер Ричард Бартон, с придыханием описывал лореновские «прекрасные карие глаза на почти сатанинском лице», а британский драматург Ноэл Кауард сказал, что ее нужно «изваять в трюфельном шоколаде, чтобы мир мог жадно сожрать ее». Гастрономические ассоциации Лорен вызвала и у сыгравшего с ней в «Дон Кихоте» Питера О' Тула, но выразился покойный ныне актер проще: «Чем больше времени я проводил с Софи, тем более съедобной она мне казалась».

от spletnik

Добавить комментарий