«Мне кажется, я ей не нравлюсь. Я вообще женщинам не нравлюсь», – Яна Рудковская с некоторой опаской приближается к новой даме сердца Евгения Плющенко, черно-белой корове Белоснежке. Мы на съемках реалити-шоу «#ЯнаСупер», которое выйдет на канале «Супер» в ноябре 2019 года. Еще вчера Рудковская была в Сочи на «Новой волне». Кружила в медленном танце с Димой Биланом, обнималась с Филиппом Киркоровым под сенью геотега «Бочаров Ручей», выгуливала в La Terrazza Marina диоровское «седло» и шанелевский тюль. В перерывах пыталась дозвониться мужу, который в этот момент приманивал глухарей на «кордоне» – так, словом из диаметрально противоположного парижскому кутюру фильма «Особенности национальной охоты», Яна с Женей называют семейное поместье в двухстах пятидесяти километрах от Питера, на берегу Ладожского озера. Все это время муж не брал трубку. Связь на кордоне работает примерно так же, как в «Сапсане» Москва– Санкт-Петербург, то есть никак. Но Яна, конечно же, этого «не знает» и сокрушается, что Женя обиделся.Из этой искры сценаристы «#ЯнаСупер» собираются раздуть двенадцатисерийное пламя: всеядный продюсер, жаждущая внимания любыми способами, и бог четверного тулупа, мечтающий при первой же возможности сбежать от продюсера к карельским комарам. В какой-то момент Рудковская бросает все свои танцы и летит спасать отношения. На подступах к кордону Рудковская, разумеется, заглядывает в сельпо. Из бело-розового шопера Dior достается кошелек с монограммами. Покупаются однопроцентный кефир и батон нарезной. Раздается ценный совет поставить подальше друг от друга кабачковую икру и комбикорм. Околдованная столичным антикризисным менеджментом продавщица ладожского сельпо теряет дар речи, но в последний момент догадывается протянуть Яне ценник от батона: «А можно автограф?»В этот момент где-то в мире плачет одна Ким Кардашьян. В жизни ее семьи за семнадцать сезонов шоу Keeping Up With The Kardashians случалось всякое, включая смену пола у отчима, но такой нативный натурализм в голову сценаристам NBC не приходил. Рудковская и Плющенко вообще доказывают, что жизнь намного интереснее любого вымысла. Им не нужно писать диалоги – они без подсказки говорят фразами, готовыми к употреблению на канале «Супер». «А кто будет доить корову?» – «Ты». – «А чем здесь так пахнет?» – «Шанель намбер файв» (действие происходит в свинарнике. – Прим. «Татлера»). – «Кого-то мне эта свинья напоминает». – «Наверное, кого-то из прошлой жизни». У Жени в эти моменты даже выговор меняется, он натурально превращается в Василия из кинофильма «Любовь и голуби». Кажется, еще немного, и из уст двукратного олимпийского чемпиона я услышу: «Она мне говорит: «Куда деньги дел, куда деньги дел?».Продюсерам сплошное счастье: монтируй и пускай в прайм-тайм, все будут смотреть под попкорн. Иметь на канале шоу в жанре «Богатые тоже плачут» – мечта любого телевизионного начальника, у которого не работают Андрей Малахов с Владимиром Соловьёвым. Вот только в сегодняшней России решительно невозможно найти богатого человека, который разрешит установить камеры в своем, а не арендованном на время съемок доме. Богатые в 2019-м если и плачут, то в СИЗО, самые рейтинговые реалити-шоу снимаются за стеклом «аквариума» Басманного суда.

от spletnik

Добавить комментарий