От эссе под названием «Покупая себя: когда модель будет владеть правами на свои изображения?» можно было бы ожидать рассуждений о юридических тонкостях и критику текущего положения дел в модной индустрии, однако это не совсем так. Новый опус Эмили Ратаковски для New York Magazine — очень личный рассказ о своем травматичном опыте и крик души, который указывает на очевидные проблемы в обществе, где влиятельные мужчины могут присваивать себе изображения почти что беззащитных с точки зрения закона моделей.Инфоповодом стал недавний кейс с папарацци: Эмили опубликовала у себя в инстаграме снимок, на который не покупала права, но и на который не давала разрешения. Ее запечатлели с букетом цветов, купленных на 40-летие подруги. Модели понравился кадр как метафора ее отношений с папарацци — вместо головы у нее на снимке свежие цветы (и вообще узнать ее можно только по стройным голым ногам). Так, ей видится, она всегда предстает перед огромными мужчинами в черном, внезапно выскакивающими из-за угла, у которых вместо лица — гигантский объектив и которых она почти перестала бояться. Теперь один из этих мужчин требует с нее $150 000 за незаконное использование фотографии.В жизни Эмили были и другие случаи, когда кто-то другой использовал ее изображения и извлекал из этого выгоду для себя, а она ничего не могла с этим поделать. Так, однажды их с уже бывшим бойфрендом пригласили на открытие выставки Ричарда Принса Instagram Paintings, на которой Эмили увидела свой эротический снимок из инстаграма с обидным для нее комментарием художника («Тебя спроектировали в научной лаборатории мальчики-тинейджеры?») в качестве самостоятельного произведения искусства, которое можно было купить за $80 000. Бойфренд Ратаковски даже хотел это сделать, но не успел — полотно стало украшением гостиной в Вест-Виллидже и было повешено над диваном. Потом выяснилось, что это была не единственная работа Принса, посвященная Эмили, и пара все-таки купила себе одну. Это была репродукция снимка из первой съемки Эмили для Sports Illustrated. Сам кадр Эмили не нравился, как и то, что художник использовал ее образ без разрешения, но в этот раз комментарий был милый, и ей была по душе идея бойфренда начать коллекционировать искусство. Правда, вскоре они расстались и поделили совместное имущество. Эмили отдала бывшему две другие картины, чтобы получить взамен работу Принса. Гигантское полотно благополучно отошло к ней, а вот с эскизом, который ей потом прислали в подарок, опять вышла история. Экс-бойфренд молча присвоил его себе и потребовал за него $10 000. Эмили сначала возмутилась, а потом выложила запрашиваемую сумму из страха, что бывший разозлится и выложит в сеть ее обнаженные снимки (такое с ней тоже уже случалось).Все эти истории  — лишь прелюдия к рассказу о травме, которую Эмили получила в самом начале карьеры и замалчивала долгие годы: «Время шло, а я старалась утопить в памяти эти фотографии и самого Джонатана. Я никогда ни с кем не делилась произошедшим, и вообще старалась не думать об этом».

от spletnik

Добавить комментарий