В апреле, в самый разгар самоизоляции, полно­мочный представитель Правительства РФ в Конс­титуционном и Верховном судах Михаил Барщев­ский вышел в эфир Петербургского международ­ного юридического форума. И сообщил, что начи­ная с середины лета можно ждать взрывного роста числа разводов. Певица Полина Гагарина с фото­графом Дмитрием Исхаковым, а также актеры Га­рик Харламов и Кристина Асмус взяли под козы­рек. Но не герои «Татлера». Последний по времени скандал, достойный более чем половины нашей страницы, случился еще до коронавирусной эры и даже не на Рублев­ке, а в Митино: осенью с боем во всех смыслах делили де­тей бывший топ-­менеджер «Альфа­Капитала» Евгений Жи­вов и его бывшая жена Ирина, люди интересные, но дале­кие от подножия рейтинга «Форбс». (Да, в середине августа Полина Аскери объявила о разводе с Борисом Белоцерковским, но будем считать, что это исключение из правила, — прим. Tatler).А ведь были времена, когда «Татлер» посвящал страс­тям, вспыхивавшим по итогам минета за шесть миллиар­дов, обложки и саги, над которыми плакали от Барвихи до Находки. Потанины, Рыболовлевы, Песковы, Аршавины, Бондарчуки, вынося сор из своих изб, входили в словарь фразеологизмов светского русского языка. «Я думала, Дима другой», «Я в одиночестве стою на платформе в ожидании поезда под названием «Честь и достоинство Владимира По­танина», «Ты что, собираешься жить одна в трехстах мет­рах?» – сейчас так уже не говорят. Институт громкого раз­вода, для мира «Татлера» даже более системообразующий, чем громкая свадьба, самоизолировался еще до карантина и, кажется, не собирается возвращаться к нормальной жиз­ни, несмотря на его отмену.В наше трудное не только из­-за коронавируса время ху­дой мир лучше, чем добрая ссора, считает управляющий партнер адвокатского бюро «Духина и партнеры» Екатери­на Духина. «Благодаря цифровизации все мы сегодня жи­вем в «стеклянных домах» – большинство форбсов стре­мятся как можно тише урегулировать любую семейную разборку, чтобы не привлечь излишнего внимания к свое­му бизнесу, прежде всего со стороны государственных ор­ганов. К тому же развод в условиях принудительного воз­вращения средств на родину стал бы для многих россий­ских бизнесменов из списка «Форбс» просто бриллианто­вым. Так что большинство из них сильно изменили свои интимные привычки в сторону укрепления семейных цен­ностей. Супруга одного из моих приятелей часто повторя­ет: «Павел, помни: ничего дороже меня в твоей жизни нет и, учитывая твой возраст и состояние, не будет».«Большие деньги остались, большие состояния делят­ся. Люди не изменились: они хотят получить больше, – го­ворит старший партнер юридической фирмы «БИЭЛ» Фи­липп Рябченко. – Но постепенно приходит понимание, что выходить со своим разводом в публичную плоскость не всегда здравое решение. И не только потому, что излиш­нее внимание сейчас никому не нужно. Часто это просто вредит делу. У меня недавно была ситуация. Женщина го­ворит: «Я про него напишу везде, помогите мне с прессой». Я отвечаю: «Послушайте, он всем друзьям рассказывает, что жить с вами было невыносимо, потому что вы из всего устраивали истерику и скандал. И вот вы приходите ко мне и первое, о чем просите, – это устроить скандал. Получает­ся, он прав?»

от spletnik

Добавить комментарий