Няня – ключевой (после батлера, конечно) – человек в мироздании домашнего хозяйства героини «Татлера». Вот только в нынешней самоизоляции наши няни самоизолировались первыми. Кто-то успел уехать на родину, кто-то в отставке до лучших времен. А те, кто остались, заперты с нами на одной территории, что открывает огромные просторы для размышлений. Как делить пространство? Кто на самом деле в доме хозяин? Что на уме у этих тщательно проверенных врачами и полицией женщин, которых мы с человеческой стороны совсем не знаем? До вируса мы с ними чудесно жили в дополнительном распределении. Няни выходили из тени, когда мы садились в машину и уезжали: на работу, по магазинам, на вечеринку. То есть очень-очень часто выходили из тени, но мы их при полном освещении ни разу не видели. Наш коуч Марина Мелия, правда, предупреждала, что такой режим материнства чреват расстройством привязанности у детей, и мы начали пытаться стать сознательными родителями. Коронавирус очень ускорил наше созревание. Сейчас хорошее время подумать. Сидя с детьми, поменять критерии, по которым мы еще вчера выбирали им нянь. Посоветоваться с друзьями. Многие из них переосмыслили концепцию «няня» еще до самоизоляции в детской – и у них были на то причины.Ян Яновский, например, рассказал нам очень поучительную историю: «Няня заявила, что моя мама неправильно держит Йосю: «Он у вас будет инвалидом». Мама ответила: «Или я, или она». Когда у глобально анализирующего рынки (рынок нянь в том числе) финансиста родился первенец, он нанял очень пожилую француженку, качавшую колыбель еще детей Филиппа Старка. Личный райдер няни был длиннее списка вещей для новорожденного, из мясного она ела только кролика, и в итоге со всем райдером была передана большим русским олигархам. Они, кажется, поладили. А Ян с женой Леной долго обходились без помощниц. Но сохранили оставшуюся от француженки инструкцию по пользованию bébé. Тоник Rose Ancienne, Sanoflore, например, оказался очень полезной штукой от младенческой угревой сыпи. А в требовании не оставлять младенца на ночь в спальне родителей Ян с Леной ничего полезного не видят.В 2012 году герои «Татлера» уже жаловались любимому журналу на проблемы с нянями. Бьюти-гуру Татьяна Рогаченко тогда хотела Мэри Поппинс, а получила фрекен Бок. У диетолога Ирины Почитаевой для тройняшек было семь нянь – от театроведа до преподавателя русского языка, и все регулярно посещали семейного психолога Юлию Гиппенрейтер. От агентств мамы требовали: «Пришлите профессионала!», опыт воспитания родных детей профессионализмом не считался. Приемлемыми сертификатами качества были как минимум два высших образования, никто не доверял простой деревенской Арине Родионовне.Много чего с тех пор утекло. Сегодня татлеровские родители проще в своих требованиях. Журналист Наталья Лучанинова, к примеру, восемь лет назад не желала иметь дела с нянями своего возраста – потому что они мгновенно переходили на «ты» и выбалтывали все подробности о своей предыдущей работодательнице Анастасии Волочковой. «Но последние четыре года я живу с одной женщиной, мы ровесницы. Это как хороший брак, я им дорожу». При этом большинство ее друзей боится духовной близости с няней как огня: что угодно, только не брак!

от spletnik

Добавить комментарий