«Пожалуйста, не спрашивайте меня о Кэрри Саймондс, – говорит сестра Бориса Джонсона Рейчел, когда я задаю ей вопрос о девушке премьер-министра. – Я ее не знаю». Другой член семьи отказывается комментировать и вообще просит его не упоминать. Обычно Джонсоны не страдают стеснительностью в общении с прессой, и этот уход в отказ выглядит странно. Что-то тут не так.«Пожалуйста, не спрашивайте меня о Кэрри Саймондс, – говорит сестра Бориса Джонсона Рейчел, когда я задаю ей вопрос о девушке премьер-министра. – Я ее не знаю». Другой член семьи отказывается комментировать и вообще просит его не упоминать. Обычно Джонсоны не страдают стеснительностью в общении с прессой, и этот уход в отказ выглядит странно. Что-то тут не так.После своего триумфа на декабрьских выборах Джонсон отпраздновал Рождество не с семьей в загородной резиденции Чекерс в Бакингемшире, а вдвоем с Кэрри на Даунинг-стрит, прежде чем пара улетела на остров Мюстик. «Она побаивается его родственников, – говорит один из друзей. – А они ее не любят».Ходят упорные слухи, что дети Бориса до сих пор в ярости из-за того, что он разрушил брак с их матерью, адвокатом Мариной Уилер, и решительно осуждают новую женщину в его жизни. Лишь отец Бориса, Стэнли Джонсон – он, как и Кэрри, ярый защитник окружающей среды – выказал одобрение. В январе появилась его фотография вместе с девушкой сына на лондонской акции протеста против китобойного промысла. Кроме того, он благословил будущую свадьбу.

от spletnik

Добавить комментарий