«Плохо слышно!» – кричу в компьютер с включенным скайпом. На другом конце мира, в Лос-Анджелесе, меня не слышит актриса Камилла Белль. Девушке с таким именем не пристало заниматься другой профессией, кроме артистической. Имя, впрочем, усеченное: мама, бразильский дизайнер одежды Кристина Рут, назвала дочь Камиллой в честь героини бразильского сериала и, для благозвучности, превратила второе имя Белль в фамилию. Словно пыталась добавить единственной дочке красоты, у которой ее и так в избытке.Мама и сейчас не ослабляет хватку. На съемку для русского Tatler в лос-анджелесском отеле Chateau Marmont она приходит вместе с Камиллой. Не в качестве родительницы, а как добровольно-принудительный стилист – и немедленно бросается в гардеробную, одобрять или отвергать наряды, подобранные для дочери. Белый брючный костюм Tom Ford приводит героиню в восхищение и без маминого подстрекательства: она тащит нашего директора моды в сторону и просит «поносить» наряд на следующий вечер, на церемонию Young Hollywood Artist Awards. Взрослая одежда, как и выбор места, одиозный «Шато Мармон», не случайны. Девочка созрела и больше не нуждается в маминых советах. Она стоит на развилке собственной судьбы, и пока эта судьба к ней нечеловечески благосклонна. Завтра Камилла может стать большой голливудской звездой. Иконой стиля она уже стала, появляясь в Carolina Herrera на Latin Grammy Awards и в Carlos Miele на кинофестивале в Торонто.Не будь в Лос-Анджелесе «Шато Мармон», Голливуд лишился бы половины вкусных сплетен. Здесь долго-долго происходило все самое интересное. Любовники тушили Джеймсу Дину окурки о спину: ему так нравилось. Нимфоманка Джин Харлоу бегала по три раза за ночь от номера к номеру – от Говарда Хьюза к Кларку Гейблу и обратно. Грета Гарбо курила длинные сигареты, Джонни Депп перезанимался любовью с Кейт Мосс во всех номерах, коллекционируя «разы», а Джон Белуши, брат Джеймса, взял и вовсе умер от передоза. Киану Ривз жил в «замке» три года, а вот Линдси Лохан попросили отсюда вон. Пытались выгнать и Леонардо ДиКаприо за вечеринку после премьеры «Титаника», испортившую ночь всем прочим постояльцам, но, посовещавшись, решили шумного гостя оставить.Сегодня на страницах голливудской повести – Камилла Белль, без пяти минут дива американского кино. Все свободное от фотосессий время она проводит за чтением сценария, вместе с Аль Пачино и Питером О'Тулом. Все трое будут играть в фильме Джеймса Фоули «Мария, мать Христа». Роль Марии отдана актрисе с довольно фривольной для такой героини фамилией Белль. «Конечно, я чувствую огромную ответственность, – говорит Камилла в наладивший связь скайп. – Мне нужно будет играть не святую, а человека, женщину и мать – это ужасно сложно. Я сама католичка, у нас, бразильцев (она делает упор на бразильское происхождение), так принято, католицизм – часть нас». – «Вы говорите по-португальски?». – «Конечно! Мы общаемся на нем с мамой. Кроме того, я часто езжу в Сан-Паулу, мой самый любимый город. Дома у меня работает бразильский телеканал Globo, я все время смотрю новости, чтобы, не дай бог, не забыть португальский, а еще там отличные сериалы, однажды так подсела на один, даже отменяла дела, чтобы посмотреть очередную серию». Интересуюсь названием этого выдающегося произведения, из десятка слов в ответе разбираю одно: «корасон» – «сердце», неизбежное в названии латиноамериканского сериала.

от spletnik

Добавить комментарий