«Я кошка, — представляется Карла Бруни. — Как известно, кошки помечают свою территорию. Так что, если вы живете с кошкой — вы живете в ее доме». Об этом не понаслышке знает бывший президент Франции Николя Саркози, за которого Бруни — автор и исполнительница мурлыкающих песен, талантливая модель и патентованная разбивательница сердец — вышла замуж в 2008 году. До того как переехать в Елисейский дворец, влюбленные жили в огромной квартире Карлы, больше напоминающей студию звукозаписи, в буржуазном Шестнадцатом округе Парижа. Мы встречаемся в отеле неподалеку от дома Бруни, в который ей пришлось вернуться. «Если собаку оставить одну, она будет мучиться, — продолжает она. — А кошка — нет. Ей плохо, когда она теряет дом, потому что ей важно находиться в тепле — совсем как мне. А еще эти животные очень гибкие: они никогда ничего не разобьют — ловко обходят пепельницы, стаканы, бутылки. Эта гибкость мне по душе. Не вижу смысла в сопротивлении обстоятельствам: главное — уметь к ним приспособиться».«Я кошка, — представляется Карла Бруни. — Как известно, кошки помечают свою территорию. Так что, если вы живете с кошкой — вы живете в ее доме». Об этом не понаслышке знает бывший президент Франции Николя Саркози, за которого Бруни — автор и исполнительница мурлыкающих песен, талантливая модель и патентованная разбивательница сердец — вышла замуж в 2008 году. До того как переехать в Елисейский дворец, влюбленные жили в огромной квартире Карлы, больше напоминающей студию звукозаписи, в буржуазном Шестнадцатом округе Парижа. Мы встречаемся в отеле неподалеку от дома Бруни, в который ей пришлось вернуться. «Если собаку оставить одну, она будет мучиться, — продолжает она. — А кошка — нет. Ей плохо, когда она теряет дом, потому что ей важно находиться в тепле — совсем как мне. А еще эти животные очень гибкие: они никогда ничего не разобьют — ловко обходят пепельницы, стаканы, бутылки. Эта гибкость мне по душе. Не вижу смысла в сопротивлении обстоятельствам: главное — уметь к ним приспособиться».К своим сорока шести годам Бруни прожила шесть или семь жизней, так что кошка она уже немолодая. Карла родилась и выросла в Турине, в семье богатого промышленника: Альберто Бруни-Тедески, владелец фирмы Pirelli — той самой, подарившей миру эротический календарь — был ее отчимом. Но Бруни до двадцати восьми лет считала его настоящим, биологическим отцом. На самом деле папой Карлы был молодой гитарист, тоже, впрочем, из небедной семьи. С мамой Бруни, пианисткой вдвое старше его, они вместе давали концерты. Результат их выступлений сидит передо мной в джинсах и затягивается ментоловой сигаретой.В девятнадцать лет Карлу поглотил модельный мир. Она быстро стала востребованной манекенщицей и большую часть времени проводила в самолетах с самоучителями иностранных языков, порхая с одной модной съемки на другую. Ее портфолио насчитывает аж двести пятьдесят журнальных обложек. Личная жизнь Карлы тоже была на виду. В течение долгих семи лет ее то и дело замечали в разнообразных, но непременно экзотических уголках планеты с рокером Миком Джаггером, женатым на модели и светской львице Джерри Холл. Но в пестрой мозаике отношений юной Бруни этот роман был лишь крошечным кусочком смальты.

от spletnik

Добавить комментарий