«Это осталось от Фрэнсис, — Кортни достает из сундука голую куклу. — Подарок Курта дочери». На голой Барбиной груди великий Кобейн написал: «Черт тебя подери, сука». «Моя кошка, моя лошадь, мои мультики, Нью-Йорк зимой…» — дочь перечисляет в дневнике все, что она любит. «Почему меня нет в этом списке? Отчего она не написала «Смотреть кино с мамой?» — Кортни, кажется, действительно не понимает, отчего. Общество защиты детей забрало Фрэнсис у отца, лидера «Нирваны», и матери сразу после рождения девочки, заявив, что Лав принимает наркотики. «В моей моче не было даже следа от них, а в ее — тем более! Другое дело, что я не читала Фрэнсис книжек. Это моя вина! Ни разу не взяла ее на бродвейское шоу, а ведь она, черт подери, так любила мюзиклы!».В детском театральном лагере дочь музыкантов настигали не только типичные тинейджерские неудачи — получила роль Риццо в мюзикле «Бриолин», а хотела Сэнди. «Ее звали «девочка-крэк» — из-за нас с Куртом», — с печалью в голосе вспоминает Лав.В этом году Фрэнсис стала появляться в свете. «Эта сирена — не мой ребенок!» — воскликнула Кортни, увидев фотосессию девушки с татуировкой авторства Эди Слимана. Непутевую мамашу никогда не видели такой счастливой.В 2009-м Фрэнсис Бин Кобейн, которую в возрасте двух лет вернули в родительский дом, в судебном порядке запретила матери приближаться к себе. Она заявила в суде, что жизнь с Кортни была полна мучений. Певица погрузилась тогда в отчаяние и депрессию. «Не могу передать, как сильно люблю ее. Я бы все отдала, только бы услышать стук дочкиных каблуков в гостиной».

от spletnik

Добавить комментарий