Второго августа 2013 года Мария Александрова танцевала в «Баядерке» на сцене лондонского Ковент-Гарден. И порвала ахиллово сухожилие. Сразу со сцены ее увезли в больницу, наложили гипс. Она прилетела в Москву – лечиться, восстанавливаться, учиться заново ходить. Никому не говорила об этом, но думала, что на сцену уже не вернется. Какой там балет? И тут пришла эсэмэс: «Возвращайся, мне скучно!» Три слова, но в них было сказано все. Владислав Лантратов тогда был всего лишь ее сценическим партнером. Да, хороший партнер, надежный, симпатичный. Не более. Но вот этих трех слов Маша будто ждала.– Мне много писали, поддерживали, – рассказывает она сейчас. – Но только один человек потребовал от меня действия. Это был Влад.Вскоре Лантратов написал снова: на днях будет репетировать со своим педагогом, и там есть еще один зал, куда Маша может прийти и позаниматься одна, никто ее не увидит. «Пока они репетировали, – вспоминает Маша, – я в пустом зале растягивалась, разминалась. Потом спустилась к ним. И Влад с педагогом уже занимались со мной – чтобы я вместе с ними что-то делала». Лантратов подхватывает: «Мой педагог Валерий Степанович Лагунов заставлял Машу заново изучать балет, с азов: вставать в первую позицию, потом делать батман тандю…» «И Влад всегда был рядом, – перебивает Маша. – Он все это время терпел, при этом мы общались как друзья и как партнеры – и все. Он был для меня закрыт, я знала, что у него есть свои отношения. Но постепенно почувствовала, что этот человек мне дорог. Потому что он сделал для меня столько. Благодаря ему я поняла: вернусь!»Артисты балета Мария Александрова и Владислав Лантратов в Риме. На Марии: шелковое платье, LEE PATON. На Владиславе: шерстяной костюм, DIOR HOMME; хлопковая рубашка, BALENCIAGA.

от spletnik

Добавить комментарий