Узнав, что у отеля «Ритц-Карлтон» парковка стоит двести пятьдесят рублей в час, на съемку для Tatler Лев Аркадьевич Волож, сын человека со сто восемнадцатой строчки рейтинга русского Forbes, поехал на метро. В крафтовых пакетах привез мини-бананы, кукурузу, виноград и помидоры. Послушно надел тапочки с мехом и шелковую пижаму Gucci. В перерывах объяснял съемочной группе, почему настоящие гранаты бывают только с октября по январь. Потом аккуратно сложил недоеденные фрукты и овощи в тот же крафт и повез к себе на работу.Узнав, что у отеля «Ритц-Карлтон» парковка стоит двести пятьдесят рублей в час, на съемку для Tatler Лев Аркадьевич Волож, сын человека со сто восемнадцатой строчки рейтинга русского Forbes, поехал на метро. В крафтовых пакетах привез мини-бананы, кукурузу, виноград и помидоры. Послушно надел тапочки с мехом и шелковую пижаму Gucci. В перерывах объяснял съемочной группе, почему настоящие гранаты бывают только с октября по январь. Потом аккуратно сложил недоеденные фрукты и овощи в тот же крафт и повез к себе на работу.Уже год, как Волож-младший тратит время на то, чтобы экономить время другим. На его сайте и в приложении MoscowFresh можно заказать с рынка еду — от мяса до импортированного еще в тринадцатом году достоверного пармезана. Через два часа — не позже — их привезут по любому адресу внутри МКАД. На онлайн-прилавке — около четырехсот позиций. Они обновляются раз в неделю или чаще, в зависимости от сезона. Что-то с Дорогомиловского (там сидят основные поставщики), что-то с Даниловского. Божественная чурчхела летит самолетом из Армении. Есть пока не вышедшие из моды кейл и ягоды годжи, есть жирная домашняя сметана. Есть неожиданные сюжеты вроде варенья из шишек и гречишного чая. На Facebook люди жалуются, что сибас на его фотографиях выглядит «слишком сексуально».Чтобы посмотреть на «самого сексуального сибаса Москвы», мы с Воложем поехали на Дорогомиловский. То еще место для прогулок. Сейчас, конечно, модно перебирать кинзу наманикюренными пальчиками — спасибо хипстоориентированному Даниловскому. Но Дорогомиловский аутентичнее, для жительниц ЦАО поход туда без мужа или хотя бы телохранителя — адский стресс. Крики «Инжир, красавица!» перебивают треск прилюдно разбиваемой топором бараньей голяшки. Дамы при укладке, вдыхающие густой воздух рыбного отдела, ведут себя тихо — как содержимое прилавков. Когда идешь с Воложем, все по-другому. Не слышно «красавиц». Продавцы его уважают, а на этом рынке, как известно, густой запах не касается «своих» людей — для них из-под прилавка выплывает свежее, с незамутненным взглядом. Лев показывает мне тех, с кем сработался. Вот прилавок с сырами, вот морс из Сергиева Посада, вот Рома с сибасом. «Главное, чтобы продавец тебя любил, — смеется Волож. — Если отношения хорошие, то и продукты будут хорошие, иначе тухлое продадут».

от spletnik

Добавить комментарий