Не то чтобы Кайзер был очень впечатлительным — он неоднократно говорил, что человеческие чувства ему чужды. Но когда книга вышла в печать, Карл чуть ли не на следующий день подал на автора в суд (конечно, успев ее прочесть), оскорбленный содержанием. Надо отдать Дрейк должное — исследование получилось таким пикантным, что мы на месте гуру моды тоже напряглись бы. Требуя возместить моральный ущерб и репутационные издержки, Карл добился, чтобы на французском книга вышла с его правками (но на других языках все ещё доступен оригинал). Больше всего Лагерфельд, который привык скрывать свою личную жизнь, был расстроен подробностями о его отношениях с Ивом Сен-Лораном (который на книгу никак не отреагировал). А ещё Алисия добыла много провокационных интервью, на основе которых сложился довольно любопытный портрет модной эпохи 70-80-х.«Красивое падение: мода, гений и блистательные излишества в Париже 1970-х», Алисия ДрейкНе то чтобы Кайзер был очень впечатлительным — он неоднократно говорил, что человеческие чувства ему чужды. Но когда книга вышла в печать, Карл чуть ли не на следующий день подал на автора в суд (конечно, успев ее прочесть), оскорбленный содержанием. Надо отдать Дрейк должное — исследование получилось таким пикантным, что мы на месте гуру моды тоже напряглись бы. Требуя возместить моральный ущерб и репутационные издержки, Карл добился, чтобы на французском книга вышла с его правками (но на других языках все ещё доступен оригинал). Больше всего Лагерфельд, который привык скрывать свою личную жизнь, был расстроен подробностями о его отношениях с Ивом Сен-Лораном (который на книгу никак не отреагировал). А ещё Алисия добыла много провокационных интервью, на основе которых сложился довольно любопытный портрет модной эпохи 70-80-х.«Жак де Башер: Денди в тени», Мари Оттави

от spletnik

Добавить комментарий