Как большинство односложных слов, «сноб» имеет тьму тьмущую значений. «Ученик сапожника» в Англии конца XVIII века благодаря чувству юмора Уильяма Теккерея превратился в человека, который высокомерно смотрит на людей низшего сословия. Зато наверх он глядит с восторгом. Библия этого дела — «Книга снобов, написанная одним из них», затерявшаяся в тени «Ярмарки тщеславия». Буржуазия, по-обезьяньи перенимавшая манеры аристократии (во Франции этот процесс в 1670 году зафиксировал Мольер «Мещанином во дворянстве»), давала неиссякаемую фактуру для горестных размышлений о том, как слаб человек, как легко покупается на ветошь чужого маскарада. Это значение слова «сноб» с тех пор никуда не делось.А вот понятие «снобизм» не стояло на месте. У Куприна героиня «познала первоначальные соблазны уродливой однополой любви, которой предавались по распущенности и из-за снобизма юноши и девушки всех благородных учебных заведений». Доля преувеличения в этом смелом утверждении не так уж велика: «назло» способно объяснить многие человеческие поступки.Сейчас в Москве «сноб» может с равной долей вероятности оказаться и ругательством, и выражением искреннего восторга. Тут следует отдать должное одноименному журналу. Когда это нестабильное детище Михаила Прохорова появилось на свет, самой осторожной реакцией со стороны богемы (самой снобской соцгруппы, самой недемократичной) было вот что: «Отличное название для провинциальной парикмахерской!» Однако журналу и проекту в целом удалось собрать вокруг себя думающих людей и провести много мероприятий «для своих». Четыре веселые буквы больше не кажутся таким уж чудовищным прегрешением. Современное общество — оно же про гибкость, только про нее.Нынче, когда нравы упали окончательно (так и слышу Татьяну Никитичну Толстую, вопрошающую: «Интересно знать, с какой такой высоты?»), чертовски важно различать снобизм, в самых разных его значениях, и обычное хамство. Для стратегии светского общения это важно, поскольку разница на самом деле невелика.

от spletnik

Добавить комментарий