отspletnik

Июн 28, 1996

С «Дождем» в последнее время случилось нечто странное. Есть ощущение, что его перестали замечать. Когда я собиралась на интервью с Наташей, несколько человек спросили меня: «А они до сих пор работают?» Каналу явно не хватает денег. Даже традиционный «День дождения», который в начале 2010-х с размахом гремел на арене Adrenaline Stadium и завлекал артистами уровня «ДДТ» с «Ленинградом», в этом году переехал в более камерный «Известия Hall», где Надя Оболенцева и Ирина Кудрина танцевали под не самые инстаграмоемкие группы «Моя Мишель» и Brainstorm. Вместе с тем, если отвлечься от песен, плясок и Надиных ног в мини-юбке, на «Дожде» вроде бы все как прежде. Мой партнер по теннису Миша Фишман по-прежнему подводит итоги недели по пятницам, Аня Монгайт по-прежнему меняет прически, «единственный седовласый сотрудник» канала Павел Альбертович Лобков по-прежнему несет бремя новостей.«Известия Hall» появились не потому, что денег нет, – рассказывает мне сейчас Синдеева в офисе «Дождя» на дизайн-заводе «Флакон». – По настроению хотелось легкости, слоган был «Пляшем». Плюс надо поднакопить силы к десятилетию в следующем году. Хотя недавно я, впервые за все время, спросила себя: «Зачем мне это? Что я от этого хочу? Что будет через пять лет?» Сеанс психоанализа на встрече с коллективом своего телеканала она провела ранней весной. Поставила самой себе срок, за который хочет найти ответы: год, до 27 апреля 2020-го, это официальный день рождения канала, он же день рождения Шуры, дочери Наташи и ее мужа Александра Винокурова. Как обычно, один не так услышал, второй не так пересказал – и вот уже в телеграме сообщили, что «Дождь» закрывается. «А ведь это совершенно не так, – говорит Синдеева. – Сценарии могут быть самые разные. Я честно обозначила ребятам собственные сомнения. Я точно знаю, что могу держать «Дождь» еще несколько лет. Вопрос: что для меня сегодня действительно важно? Для чего все это? Деньги? Драйв? У меня всегда было и то и другое, и я хочу, чтобы так было и дальше. А если не будет? Мне почти пятьдесят, у меня есть семья, дети… И я, конечно, задаю себе вопрос: туда ли я иду?»До следующего «Дня дождения» Синдеева обещала самой себе решить две задачи. Сделать так, чтобы выручка начала стабильно расти. И чтобы изменилась интонация. Чтобы «Дождь» снова, как в золотые времена, когда Крым еще не был нашим, а Владимир Путин отчитывался перед Дмитрием Медведевым, стал optimistic channel. В общем, оптимизация по всех смыслах. Куда через пять лет она заведет «Дождь», неизвестно. Про следующую пятилетку вообще ясно лишь одно: если все пойдет по намеченному не Наташей плану, 27 апреля 2024 года президентом все еще будет семидесятилетний Владимир Путин.Ровно пять лет назад в жизни канала Синдеевой тоже происходили перемены. «Дождю» не продлили договор аренды офиса на «Красном Октябре», того самого, куда в 2011-м, на волне оттепели, либерализации, создания инновационного центра «Сколково» и отмены перевода часов, приезжал президент Медведев. Находчивый телеканал тогда частично распродал нажитое имущество и придумал, как сказали бы в Москве 2019-го, иммерсивное шоу: прощальные экскурсии по офису в сопровождении одного из ведущих по цене пятнадцать тысяч рублей с человека.

от spletnik

Добавить комментарий