Есть основания полагать, что в нынешней экономической реальности, к которой многим еще предстоит привыкнуть, караоке окончательно зачахнет и в фаворе будут интеллигентские развлечения. Надежда Оболенцева почувствовала тренд за несколько сезонов до того, как по умному фасону начнут кроить выражение лица все, кто так или иначе следит за модой. Новая трезвая (ну почти) клубная жизнь началась два года назад: близкая подруга, Ирина Кудрина, президент благотворительного фонда «Северная корона», хотела делать лекции для своих, Надю тянуло заниматься культурными проектами. Идея смешать одно с другим лежала на поверхности, друзья поддержали, и понеслось.Есть основания полагать, что в нынешней экономической реальности, к которой многим еще предстоит привыкнуть, караоке окончательно зачахнет и в фаворе будут интеллигентские развлечения. Надежда Оболенцева почувствовала тренд за несколько сезонов до того, как по умному фасону начнут кроить выражение лица все, кто так или иначе следит за модой. Новая трезвая (ну почти) клубная жизнь началась два года назад: близкая подруга, Ирина Кудрина, президент благотворительного фонда «Северная корона», хотела делать лекции для своих, Надю тянуло заниматься культурными проектами. Идея смешать одно с другим лежала на поверхности, друзья поддержали, и понеслось.Сейчас у закрытого (вход — только по рекомендации тех, кто уже там) «Клуба 418» есть филиал в Питере. «Из других городов — и не только России — поступают предложения открыть филиалы или хотя бы изредка проводить лекции», — вторит Ирина Кудрина. «Ира для пробы организовала лекцию своего педагога по французскому. Эта дама очень увлекательно рассказывала о тонкостях любимого языка. Потом, когда появилось название «Клуб 418», его первым оратором стал Алексей Леонидович (Кудрин. — Прим. Tatler). Он рассказывал о путях развития экономики». Больше о деньгах и политике в клубе не говорят. Выступают люди все больше гуманитарные: режиссер Павел Лунгин, сценарист и благотворитель Авдотья Смирнова, дипломат Сергей Ястржембский.Художник Павел Каплевич, еще один друг и единомышленник Оболенцевой, вспоминает с наигранной ревностью: «Я у Нади пару раз выступил, а потом оказалось, что ей нужен уже не только я! Она стала требовать моих друзей пачками — чтобы тоже читали лекции. Пачек у меня нет, конечно, но нескольких привел».

от spletnik

Добавить комментарий