Моя подруга Вика очень метко описала современный московский секс – «невиданный доселе светский целибат». Согласна, ситуация аховая. Причем, подозреваю, проблема целибата остро стоит не только в Москве. Из плотских удовольствий цивилизация пытается забрать у нас все, кроме быстрых углеводов. Зачем стараться в постели ради нескольких секунд блаженства, если в ресторане можно, не напрягаясь, получить дозу кайфа

и растянуть ее на сколь угодно долгий промежуток времени?Красивые, успешные, умные мужчины вместо того, чтобы вожделеть, выжидают – а вдруг удастся обойтись без интимной акробатики? Например, просто пообщаться – чем плохи интеллектуальные радости? Возразить им нечего: классическое «а поговорить» в качестве прелюдии никто не отменял. Но только прелюдия у них не к сексу, а к совместному сну.Есть версия, что сексуальная пассивность, одолевшая многих в последнее время, стала результатом борьбы женщин за равноправие. Добиваться нас стало не только неприлично, но иногда даже опасно для репутации. Мальчикам теперь внушают совсем не те ценности, что внушали их отцам. В 1970-е ребята мечтали о свободной любви, в 1980-е в СССР официально завезли секс, в 1990-е красивая спутница была показателем успешности, в сытые 2000-е все просто наслаждались жизнью и любовью.И тут на смену свободе пришла новая установка: сексуальность – это неприлично! Границы между полами стираются, унисекс из моды просочился в головы. Юношам предлагается не ухаживать, а задавать прямой вопрос: «Хочешь заняться со мной сексом?» И ждать от девушки четкого ответа: «Да, я согласна совершить с тобой соитие». Желание, которое держалось на недосказанности, вдребезги разбивается об эти официальные формулировки.

от spletnik

Добавить комментарий