«Я с самого начала решила, что это Миша должна подстраиваться под меня, а не я под нее», — на пороге Наташиной квартиры в районе Остоженки нас встречает ее полуторагодовалая дочь. Из дневных объятий Морфея малышка переходит в мамины и безропотно отправляется в гардеробную — осматривать свое внушительное наследство. Хозяйка бесконечных рейлов с одеждой и стремящихся к потолку стеллажей с обувью жонглирует юбками Prada, а малютка и не думает капризничать.«Я с самого начала решила, что это Миша должна подстраиваться под меня, а не я под нее», — на пороге Наташиной квартиры в районе Остоженки нас встречает ее полуторагодовалая дочь. Из дневных объятий Морфея малышка переходит в мамины и безропотно отправляется в гардеробную — осматривать свое внушительное наследство. Хозяйка бесконечных рейлов с одеждой и стремящихся к потолку стеллажей с обувью жонглирует юбками Prada, а малютка и не думает капризничать.Передо мной не только калейдоскоп из пестрых костюмов Stella McCartney, блузок Chloe и рубашек всех мастей, но и наглядное опровержение расхожего мнения о том, что лишь «французские дети не плюются едой». Сама Наташа, которой вряд ли хоть раз пришлось краснеть на детской площадке или веранде камерной «Академии» на Большой Бронной, скромничает: дескать, ей до идеала из настольной книги молодых мам далеко. Впрочем, с этим бы наверняка поспорили все те, кто видел Наташу с дочкой в обществе. На презентации совместной коллекции Гольденберг и ювелирного бренда Ek Thongprasert в парижском «Хаятте» Миша спокойно ползала по ковру — и ведь ни одного байера не спугнула. Столичным промоутерам впору переводить ее в AA‑лист. Вспоминаю и вовсе идиллическую сценку: все в той же «Академии» Миша чинно восседает на высоком детском стульчике, в руках у нее — взрослый «Татлер», а в «Татлере» — первая Мишина фотография.В шерстяном кардигане и юбке Prada и в тюрбане Tzipporah by Natasha Goldenberg

от spletnik

Добавить комментарий