Анну Нетребко нелегко застать на месте. То она в Вене, то в Зальцбурге, то в Мюнхене, то в Нью-Йорке, то в Питере. График выступлений расписан на годы вперед, но и непредвиденные события случаются. Я искал ее несколько месяцев, встречи назначались и переносились. «Где же этот гражданин? Улетел вчера в Берлин!»Анну Нетребко нелегко застать на месте. То она в Вене, то в Зальцбурге, то в Мюнхене, то в Нью-Йорке, то в Питере. График выступлений расписан на годы вперед, но и непредвиденные события случаются. Я искал ее несколько месяцев, встречи назначались и переносились. «Где же этот гражданин? Улетел вчера в Берлин!»Берлин, кстати, тоже сорвался. Зато в Нью-Йорке Анна никуда не спешит. Ее новая квартира над Линкольн-сквер — убежище, где всем есть место, всем есть чем заняться. У сына Тьяго Арагуа Нетребко, которого в семье зовут Тиша, — школа, у мамы — соседняя Метрополитен-опера. У Анны гостит старшая сестра Наталья, няня тоже осталась на ночь (вечером сестры ходили на «Аиду», все-таки почти четыре часа, казнь египетская, а ребенку надо спать). Но никого не видно. Квартира огромная, не одна, а целых две: недавно пришлось купить вторую, рядом, – не упускать же случай. Каждая комната покрашена в свой цвет — вишневые, желто-охристые, синие стены, цветная мебель и потолки. Ощущение — как от коробочки свежих школьных красок.С тридцать второго этажа виден Гудзон, но на стеклянный балкон с непривычки выходить страшновато. Анна говорит, что перед выходом гостю полагается рюмка водки для храбрости. Только она не боится выбежать в купальнике под снег и показать этот подвиг в Instagram: на миру и смерть красна.

от spletnik

Добавить комментарий