«Ну тут у вас и секьюрити. Думала, уже не попаду. Говорят: только через главный вход, в сопровождении охраны. Невероятные для Майами строгости», – актриса Ольга Куриленко благополучно преодолела кордоны отеля Fontainebleau и теперь имеет возможность спокойно изучить меню гостиничного ресторана La Cote, одного из немногих во всем штате Флорида, где можно съесть что-то кроме гамбургера с картофелем фри, то есть, простите, french fries. Температура воздуха – сорок градусов, воды – тридцать пять. Курортники из Теннесси, Техаса и Массачусетса лежат в океане морскими котиками: вода держит, плавать лень, да в Майами это и не принято. С меня льет ручьем. Ольга же выглядит так, как будто дело происходит на Шпицбергене зимой: ей жара нипочем. Но солнце беспокоит. Мы долго передвигаем стулья и зонт, чтобы ни капли солнечного света не падало на ее лицо, руки и декольте. По роли не положено. «Хуже всего, когда правая рука, например, загорела, а левая – белая, как у мумии», – смеется Куриленко. Почти из-под палки она заказывает стандартный набор девушки, много думающей о фигуре, – карпаччо и севиче: вроде и еда, а вроде как и говорить не о чем, так, рыбка. «Тяжело вам, наверное, здесь приходится. На американский завтрак – бекон, сосиски, картошка, фасоль – даже смотреть страшно, не говоря уж о том, чтобы съесть все это», – предполагаю я. «Я, наоборот, все это просто обожаю. Готова употреблять в любых количествах. Сегодня съела три куска хлеба с картофельным салатом под майонезом. Нереально вкусно!». А как же фигура? «У меня порода такая! Все куда-то пролетает, не знаю куда», – Ольга с удовольствием отхлебывает воды с лимоном. От бокала шампанского она отказалась с таким видом, будто ей предложили попробовать себя в стриптизе – или что-нибудь еще в ненавистном ей телесном духе.И ведь действительно отказывалась. Даже в сериал «Город чудес», на шесть месяцев приковавший ее к Майами, актрису сначала позвали на другую роль – «какую не скажу, зачем вам?». Но она была тверда: либо главная, либо – идите лесом, и без вас дел полно. И они согласились. Теперь в «Городе чудес» бывшая девушка Бонда играет персонажа сугубо положительного – женщину, которая хочет, по словам Ольги, «нормальных вещей»: мужа, детей, тихого домашнего счастья, в общем. Действие фильма происходит в Майами в 1950-е, когда еще не было ни президента Обамы, ни 11 сентября, ни слушаний по дефициту в Конгрессе, ни даже гостинично-жилого комплекса Setai на набережной Майами – то есть ничего из того, что радикально изменило Америку и мир. «Моя Вера – это женщина из мечты. Я всегда любила тот период – Одри Хепберн, Брижит Бардо, грезила об антураже тех лет. Женщины тогда были с иголочки. Меня, знаете, как переворачивает, когда я выхожу на улицу из съемочного павильона? Там – костюмы, платья с большой буквы, а в жизни – сплошь девочки в рваных юбках».Ее саму в рваной юбке представить сложно – как, впрочем, и просто в юбке. На Ольге – легкое, будто и впрямь из костюмерной, красное платье в белую крапинку, огромные, по моде этого лета, очки и часы Chanel. Это ведь целое искусство – стильно выглядеть, использовав минимум средств. А я должен с некоторым удовольствием заметить: «наша» Оля в обеденный час на террасе респектабельного отеля в Майами выглядела сногсшибательно, хоть и явилась без привычного и даже закономерного эскорта – агента, пресс-секретаря, телохранителя. Переписка с агентом, во всяком случае, предполагала, что свита будет: очень уж настоятельно он просил не задавать «провокационных» вопросов – и потому я вздохнул с некоторым облегчением, когда понял, что Ольга пришла одна. И да, пешком.Самым провокационным, на взгляд агента, был бы такой вопрос: «Не боитесь ли вы остаться актрисой одной роли – девушки Бонда?». Сам факт съемки в многосерийном кино для американского ТВ – уже ответ. Но, повторюсь, я был очень рад, что она пришла в Cote без «хвоста» из стилистов-синдикалистов-экспертов-наблюдателей, и все-таки задал ужасный-преужасный вопрос. Оказалось, что этого Куриленко точно не боится. Как вообще не боится и не обращает внимания на то, что невозможно объяснить рациональными причинами. Спрос на славянскую внешность в мировом кинематографе велик, актрис с такой внешностью, умеющих говорить на пяти языках (а Ольга свободно общается на украинском, русском, английском, французском, испанском), нет. К тому же ее упорство и труд все перетрут: Ольга, похоже, человек настойчивый, если не сказать упертый. У нее есть понимание, что и как должно быть, куда двигаться, какие сценарии читать – а какие не стоит, лучше лишний час на пляже под тентом полежать. «А знали бы вы, сколько всего из России шлют! И какого качества! О!».

от spletnik

Добавить комментарий