В струящемся сером платье резвой походкой по сцене Концертного зала имени Чайковского идет приговоренная к смерти рыцарская дочка Аменаида — и поет арию. У нее страстное и нежное сопрано. Если бы не средневековый сюжет, можно было бы сказать: сексуальное. Взяв финальные победные ноты, Аменаида бросает лукавый взгляд на дирижера: «Ну как, маэстро?» Великий Альберто Дзедда, маленький, но очень бойкий старичок с дирижерской палочкой, едва заметно кивает прекрасной Аменаиде.В струящемся сером платье резвой походкой по сцене Концертного зала имени Чайковского идет приговоренная к смерти рыцарская дочка Аменаида — и поет арию. У нее страстное и нежное сопрано. Если бы не средневековый сюжет, можно было бы сказать: сексуальное. Взяв финальные победные ноты, Аменаида бросает лукавый взгляд на дирижера: «Ну как, маэстро?» Великий Альберто Дзедда, маленький, но очень бойкий старичок с дирижерской палочкой, едва заметно кивает прекрасной Аменаиде.На самом деле ее зовут Ольга, и у нее забавная украинская фамилия Перетятько, с произношением которой долго мучились европейские агенты и менеджеры. «Ничего, выучили!» — усмехается Ольга.Мы сидим в ресторане недалеко от концертного зала. У нашей героини только что закончилась репетиция оперы Россини «Танкред», где она и поет партию Аменаиды. Вечером она идет в МХТ на «Братьев Карамазовых» — самую модную постановку сезона. В Москве Ольга всего несколько дней: надо все успеть, а еще обязательно забежать к подруге, модельеру Юлии Яниной, и примерить новые платья.

от spletnik

Добавить комментарий