Случись папарацци оказаться в правильное время в правильном месте, а именно в шесть вечера в неприметном, вдали от золотого треугольника искусств, мадридском отеле Santo Mauro, — они могли бы сорвать двойной куш. Пока я сижу в холле в ожидании Пенелопы Крус, мимо меня курсируют Ирина Абрамович с двенадцатилетней дочкой Ариной и миловидная сеньора с черноволосой, воспитанно молчащей крошкой месяцев пяти на руках.Неужели? Именно. Крошка — не кто иная, как Луна — дочь Пенелопы и Хавьера Бардема. Главный звездный младенец Испании появился на свет в один день с британским наследником, принцем Георгом, и журналисты вволю нашутились на тему того, что актриса, старательно оберегающая личную жизнь от посторонних, специально все так обставила — в этот богатый на vip-роды день прессе было не до нее.Луна, как и положено девочке из хорошей испанской семьи, находится на грудном вскармливании и вместе с няней повсюду сопровождает маму. Сегодня у Пенелопы день «во имя розы» — в качестве лица Lancome она дает предписанные контрактом интервью глянцевой прессе, но в перерывах уединяется с дочерью: разговоры разговорами, а обед по расписанию.На Пенелопе — обтягивающее черное мини-платье в яркий цветок. Она забралась с ногами на диван, но вот, босая, стремительно вскакивает, чтобы открыть дверь, и я отмечаю, что при невысоком росте у нее ладная, изящно скроенная фигура. На лице легкие признаки недосыпа — а кто из нас был розовощек и бодр в первые месяцы после родов? Но еще более заметно, что это лицо, так старательно лишаемое возрастных признаков на рекламных плакатах, пока не знакомо ни со скальпелем, ни даже со шприцем — и это здорово подкупает.

от spletnik

Добавить комментарий