Напоминать о пайетках как о глобальном тренде в конце года было бы очень странно — последние двенадцать месяцев о них никто и не забывал: ни на красных дорожках, где в каком-то виде они присутствовали всегда, ни на подиуме, ни на светских коктейлях.Частично в этом заслуга молодого дизайнера Майкла Халперна (но, конечно, не его одного). Два года назад он пусть и не выдумал ничего революционно нового, но с энтузиазмом и завидной энергией взялся за материал, который многие считали уже давно отработанным. Его пайеточные фантазии на тему «Студии 54» с первых же коллекций полюбились и критикам, и блогерам уровня Кьяры Ферраньи, и таким звездам из A-листа, как Бейонсе, Адвоа Абоа и Марион Котийяр.Постепенно платья Halpern превратились в обязательный атрибут любой стритстайл-хроники и красной дорожки, претендующей на статус витрины главных из текущих трендов. К этому времени глаза светским фотографам слепили уже и пайетки других брендов: Дакота Джонсон за последнее время не раз выходила в блестящем Gucci, Зои Кравиц — в Saint Laurent, Кейт Бланшетт сияла в Maison Margiela, а Николь Кидман — в Rodarte.Одним словом, пайетки стали своеобразным символом новой нарядности. Практически универсальной — потому что теперь ими расшивают и платья-футболки, и комбинации и умеренно строгие рубашки. В таком контексте идея собрать целый пайеточный гардероб к Новому году совсем не кажется безумной: так уж вышло, что ничего лучше для корпоратива, светского выхода на «Щелкунчика» в Большой, семейного праздника и афтепати в Симачеве еще не придумали.

Добавить комментарий