«Хороший кокаин, депутатский», — авторитетно заключила подруга, протягивая мне свернутую купюру. Ее одобрение показалось мне заслуживающим доверия, и я, едва сдерживая волнение и смех, впервые принялась вдыхать белый порошок, заботливо уложенный в дорожку. Такие «дорожки» — как стало известно уже потом, по собственному опыту — в жизни светской девушки встречаются не реже, чем красные и беговые. Чуть позже меня отчислят со второго курса МГИМО за пресловутую академическую неуспеваемость. Действительно, как успеть, если в один день в расписании значатся бразильская эпиляция в Aldo Coppola, примерка кутюра у Сергеенко и свидание при свечах в «Семифредо» с сыном опального олигарха. Помимо десерта в наше меню непременно входил массаж десен с помощью не только жарких французских поцелуев, но и активных манипуляций со «звездной пылью». Так я и подсела.«Хороший кокаин, депутатский», — авторитетно заключила подруга, протягивая мне свернутую купюру. Ее одобрение показалось мне заслуживающим доверия, и я, едва сдерживая волнение и смех, впервые принялась вдыхать белый порошок, заботливо уложенный в дорожку. Такие «дорожки» — как стало известно уже потом, по собственному опыту — в жизни светской девушки встречаются не реже, чем красные и беговые. Чуть позже меня отчислят со второго курса МГИМО за пресловутую академическую неуспеваемость. Действительно, как успеть, если в один день в расписании значатся бразильская эпиляция в Aldo Coppola, примерка кутюра у Сергеенко и свидание при свечах в «Семифредо» с сыном опального олигарха. Помимо десерта в наше меню непременно входил массаж десен с помощью не только жарких французских поцелуев, но и активных манипуляций со «звездной пылью». Так я и подсела.«Договориться можно даже с покемоном. В особенности — после героина», — откровенничает Роберт Дауни-младший, «сидевший» на коктейле из героина, кокаина и марихуаныНовая привычка в силу невежества ничуть меня не пугала. Я была молода и хороша собой, не подозревая, что вскоре узнаю цену сияющему лицу и легкому дыханию. Поначалу я считала все это безобидной забавой и чувствовала себя Кейт Мосс, рассыпающей содержимое маленького пакетика на крышку унитаза в ночном клубе. Я поняла, что этим грешат все — начиная от мам подружек и заканчивая примерными дочками чеченских бизнесменов. В голове нередко всплывал и образ глянцевой, но очень социально активной журналистки, не раз признававшейся в употреблении кокаина. На митинги меня пока не тянуло, поэтому я убеждала себя, что тревогу бить рано. А вот со стороны мое поведение выглядело, мягко говоря, вызывающе. В один день я могла искупаться в Москве-реке, оступившись с причала одноименного ресторана в замшевых босоножках Alaïa, а в другой — усесться в «Пушкине» за стол к Познеру с просьбой задать мне вопросы из анкеты Пруста.

от spletnik

Добавить комментарий