Возвышаясь над сотнями отборных лошадей, соревнующихся на королевских скачках в Аскоте, над форейторами в красных камзолах, сопровож­дающими карету английской королевы, над толпой, пере­полняющей трибуны, в самой виповской из вип-­зон стоит мужчина в черном шелковом цилиндре. Это шейх Мохам­мед ибн Рашид аль­-Мактум, эмир Дубая, премьер­-министр и вице-­президент Объединенных Арабских Эмиратов. Ча­ще всего он носит кандуру (белое платье до пят, традицион­ный наряд арабских мужчин) и гурту (белый платок). Но для главной светской скачки мира делает исключение.Шейх Мохаммед, принцесса Хайя и их дочь Джалила на скачках на ипподроме Мейдан в Дубае, 2018.Прогрессивный шейх одинаково истово поклоняется за­конам Аллаха и рынка. «Мохаммед – четко мыслящий, эру­дированный, вежливый. Типичный завсегдатай Давоса», – рассказывает бизнесмен, ужинавший с эмиром в Дубае. Шейх, один из крупнейших владельцев скаковых лошадей в мире, на дружеской ноге и с британской королевой, кото­рая не пропускает ни одного состязания в Аскоте (играя на скачках, за последние тридцать лет она заработала восемь миллионов долларов). Сегодня Мохаммеду снова удалось по­быть с Ее Величеством, но его собственной королевы на скач­ках не было. Несколько месяцев назад принцесса Хайя бинт аль­-Хусейн сбежала из Дубая.Принцесса, которой 3 мая исполняется сорок шесть и ко­торая на двадцать пять лет моложе своего мужа, всегда ка­залась идеальной супругой для шейха Мохаммеда: незави­симая, но в то же время преданная. «Она была для него глот­ком свежего воздуха, – говорит одна из подруг принцессы. – Она совершенно не похожа на арабских девушек». Хайя – дочь короля Хусейна, который несколько десятилетий пра­вил Иорданией (вот уж кто был действительно прогрессив­ным монархом). Она – первая арабская женщина-­наездница, которая участвовала в Олимпийских играх (в 2000-­м она представляла Иорданию в Сиднее). Выпускница Оксфорда, Хайя также первая женщина в Иордании, получившая права на вождение грузового транспорта (они понадобились, что­бы возить лошадей на состязания). «Хайя очень умная», – говорит Свен Холмберг, который работал с принцессой в Международной федерации конного спорта. По его расска­зам, она прилетала на совещания в Лозанне, где находится штаб-квартира федерации, на личном джете шейха и жертвовала миллионы. Впрочем, в какой­-то момент между Хайей и Холмбергом возникли разногласия по вопросу использова­ния в спорте некоторых сомнительных препаратов, которые принцесса, похоже, одобряла больше, чем швед.

от spletnik

Добавить комментарий