Говорить о теме домашнего насилия, жестокого обращения и созависимых отношений должны профессиональные юристы, которые знают все аспекты проблемы, понимают, в каком положении находятся жертвы и чем можно им помочь. Поэтому разложить острую тему по полочкам мы попросили адвоката, кандидата юридических наук, руководителя практики семейного права BGP Litigation Викторию Дергунову. Именно она защищала героиню мартовского номера Tatler Ирину Живову по резонансному делу против ее бывшего мужа и теперь уже экс-члена правления «Альфа-Капитала» Евгения Живова.«А что ты сделала для того, чтобы он тебя не бил?» — неосторожно оброненная фраза Регины Тодоренко емко иллюстрирует не только все те стереотипы, которые намертво укоренились в общественном сознании по отношению к женщинам, пережившим домашнее насилие, но и показывает на конкретном примере, как можно, буквально ничего не делая, оказаться на их месте.Разорванные рекламные контракты, проклятия восьми миллионов подписчиков, травля в социальных сетях… Вместе с тем дискриминация в отношении женщины является таким же насилием, как и побои, сталкинг, газлайтинг, эмоциональный абьюз и кибербуллинг. И случай Тодоренко — яркий пример, когда за аналогичные заявления и виктимблейминг лидеры мнения мужского пола не понесли и половины той социальной ответственности, что сейчас несет она.Что мы знаем о насилии в личных отношениях на самом деле? История Анны Жавнерович, рассказанная ею от первого лица в далеком 2015 году, впервые заставила общество говорить о том, о чем всегда было принято молчать. Она изменила отношение к домашнему насилию как явлению, которое нельзя оправдывать и, тем более, защищать, взывая к семейным скрепам.

от spletnik

Добавить комментарий