Александр Будберг

Журналист«На очень холодной площади в декабре месяце тысяча восемьсот двадцать пятого года перестали существовать люди двадцатых годов с их прыгающей походкой. Время вдруг переломилось…» Так начал Юрий Тынянов свою книгу о Грибоедове – с этого щелчка времени, за который не просто раздавили декабристов, а одна эпоха сменила другую.Редко бывает, что можно осознать, выделить момент, когда одно время сменяет другое. Обычно эти процессы растянуты, занимают много дней. Хотя бывает как в декабре 1825-го. Или в марте 1953-го – время сменилось ровно за ту ночь после смерти «отца и учителя», когда Лаврентий Берия лично развез «врачей-убийц» из тюрьмы по домам.А в этом году случилось чудо. Не было ни щелчка, ни постепенного перехода. Время не переломилось, а остановилось. И стояло больше двух месяцев. Как будто кто-то сделал на линейке жизни толстый шов, который надо пересекать.

от spletnik

Добавить комментарий