В Финляндии недостаточно холодно. Утром в гостинице телевизор первым делом сообщает новость, что ледники тают быстрее обычного. Я зачем-то спала в термобелье, и мне правда жарко. В Кесяранте, деревянной даче с верандой, которая с 1919 года служит официальной резиденцией финских премьер-министров, Димитрий, молодой советник Санны Марин, глядя на волны Балтики за окном, заполняет мое ожидание светской беседой о том же: «Сейчас там должен быть лед».Резиденция премьер-министра Финляндии.Входит Санна Марин и указывает на небо – широкое, плоское, грязно-серое. «Зимы совсем не было. Это не нормально». В Кесяранте деревянные полы натерты до ослепительного блеска, ковры на них – персидские, но даже они не создают уют, дом производит впечатление необитаемого. Возможно, потому что Санна упорно не переезжает из Тампере (это в паре часов на север от Хельсинки), где живет вместе с Маркусом Ряйккёненом, специалистом в сфере коммуникаций, и их дочкой Эммой. В инстаграме их квартира выглядит как мечта миллениала с ипотекой: цветы в горшках, розовый диван.Об Эмме Санна готова говорить бесконечно: «Она всего этого не понимает. Увидела в журнале мою фотографию и сказала: «Глупый журнал. Не мама». Девочке сегодня (в день интервью  – Прим. ред.) исполняется два года – через пятнадцать минут Санна не выдержит и покажет мне фотографии, которые сделала утром на телефон. С ребенком на руках, без косметики она выглядит как среднестатистическая молодая мать.

от spletnik

Добавить комментарий