Первая страница нового романа Сергея Минаева — «Селфи» — сообщает, как не надо интервьюировать автора. Нельзя с порога простодушно спрашивать, про что книга, с кого списано главное действующее лицо, ну и коронное «ваши творческие планы». Герой книги – высокорейтинговый писатель Владимир Богданов (разумеется, каждый герой Минаева в той или иной степени списан с него самого) — выглядит бесконечно уставшим от встреч с восторженными читательницами из Нижнего Новгорода человеком. Но устал он главным образом от самого себя.Первая страница нового романа Сергея Минаева — «Селфи» — сообщает, как не надо интервьюировать автора. Нельзя с порога простодушно спрашивать, про что книга, с кого списано главное действующее лицо, ну и коронное «ваши творческие планы». Герой книги – высокорейтинговый писатель Владимир Богданов (разумеется, каждый герой Минаева в той или иной степени списан с него самого) — выглядит бесконечно уставшим от встреч с восторженными читательницами из Нижнего Новгорода человеком. Но устал он главным образом от самого себя.Тем приятнее обнаружить за столиком ресторана «Хлеб и вино» на Маросейке вполне живого, бодрого и даже холеного в своей черной, стыдливо скрывающей хронограф Audemars Piguet толстовке Минаева. Он лично бросается выбирать бутылку красного и возвращается с отличным австралийским ширазом: «Еще год назад я пил Тоскану, — сообщает Сергей, в двадцать три года начавший карьеру менеджером по продажам в винной компании. — Но теперь — только Испания или Австралия». Очевидно, геополитическая повестка не та, солнечная Тоскана больше не греет. В романе обласканный всевозможными почестями писатель-телезвезда внезапно обнаруживает, что у него появился двойник. Постепенно тот забирает все: квартиру, любовницу, славу, ненавистные автограф-сессии и даже пропуск в «Останкино». Встреча с собой настоящим оказывается для Богданова сюрпризом — и не сказать, что из приятных.Рефлексию Минаева за девять лет, прошедших с появления «Духless», можно понять и простить. Теперь к предмету его постоянного троллинга — быту офисного планктона — прибавились неизбежные для медийного персонажа, с грустью разменявшего пятый десяток, размышления на тему самотиражирования и «ради чего это все?». Встроенный в систему человек из телевизора, объясняет мне ведущий ток-шоу «Право знать!» на государственном канале ТВЦ, существует на клавише Repeat, день за днем пытаясь по-разному сложить пазл из одних и тех же смыслов.

от spletnik

Добавить комментарий