Великобритания умеет красиво подавать информационные поводы: то брекзит, то день рождения королевы. То трехлетний принц Джордж не отвечает на рукопожатие дяденьки премьер-министра — хочет напомнить, что канадец ему подданный, а никак не наоборот. Только о скандале с сэром Филипом Грином и его 4,2 млрд (он четвертый в британском списке Forbes) англичане посторонним не рассказывают. А зря — чудесная история. И сам Грин чудесен — особенно когда соленый ветер на палубе яхты портит владельцу Topshop укладку. Седые кудри, плюс главные тусовщицы королевства в объятиях, плюс высказывания за гранью политеса делают его похожим на Дональда Трампа. Только денег в полтора раза больше, а политических амбиций, к счастью, никаких. Но и без них в шестьдесят четыре года бонвиван провернул махинацию, которая наконец вывела его за пределы светской хроники с Кейт Мосс и сделала предметом обсуждения всей страны.Великобритания умеет красиво подавать информационные поводы: то брекзит, то день рождения королевы. То трехлетний принц Джордж не отвечает на рукопожатие дяденьки премьер-министра — хочет напомнить, что канадец ему подданный, а никак не наоборот. Только о скандале с сэром Филипом Грином и его 4,2 млрд (он четвертый в британском списке Forbes) англичане посторонним не рассказывают. А зря — чудесная история. И сам Грин чудесен — особенно когда соленый ветер на палубе яхты портит владельцу Topshop укладку. Седые кудри, плюс главные тусовщицы королевства в объятиях, плюс высказывания за гранью политеса делают его похожим на Дональда Трампа. Только денег в полтора раза больше, а политических амбиций, к счастью, никаких. Но и без них в шестьдесят четыре года бонвиван провернул махинацию, которая наконец вывела его за пределы светской хроники с Кейт Мосс и сделала предметом обсуждения всей страны.Проблема началась с того, что Грин решил продать один из своих активов — сеть магазинов British Home Stores — за один (один!) фунт некоему Доминику Чаппеллу. Что народ знает про Чаппелла? Ему сорок девять лет, он бывший гонщик, банкрот без денег и без опыта в сфере розницы. А BHS для Великобритании — очень важная институция. С 1928 года в этих универмагах за недорого торгуют всем — от одежды и полотенец до продуктов. Ее абы кому отдавать нельзя. (В России франшиза BHS называется «Британский дом» и нашла свое место под солнцем «Меги». — Прим. Tatler.) Публика немедленно начала ностальгировать. Колумнистка Daily Mail Саманта Брик, к примеру, вспомнила, как с бабушкой ходила в BHS на файф-о-клок. Как они сидели в кафетерии за столиками из ДСП: «Там было очень уютно и спокойно».Сейчас там спокойнее некуда — все сто шестьдесят четыре магазина в Британии закрыты. Сделка в один фунт вызвала подозрение у парламента, он поручил своему комитету подготовить отчет. В документе написано, что Чаппелл и его мистическая Retail Acquisitions Ltd «абсолютно не подходят для должности владельцев BHS. Непостижимо, что сэр Филип Грин, человек с таким огромным опытом, мог думать иначе».

от spletnik

Добавить комментарий