«Поймите, здесь двадцать лет ничего не происходило, а теперь у людей появилась надежда», — идеально владеющая светским искусством обо всем говорить полушутя Снежана вдруг включает интонации телеведущего Дмитрия Киселева. С ее прошлого масштабного появления в Tatler прошло шесть лет, и путь пройден немалый. От шато в рублевском поселке «Третья охота» и Chateau Lafite к обеду до хозяйки клуба Сhateau de Fantomas и собственных виноградников в Крыму. У нее, конечно же, есть свои патриотические взгляды на развитие полуострова. Мы чинно прогуливаемся по солнечной набережной Балаклавы, мимо провалившихся причалов и ларьков, торгующих футболками с Путиным. Я забыл солнцезащитные очки, и Снежана из солидарности снимает свои. Только что выглядела как кинозвезда в Каннах, а теперь кэжуал ее синих джинсов с черной майкой спасает лишь чокер Gucci.«Поймите, здесь двадцать лет ничего не происходило, а теперь у людей появилась надежда», — идеально владеющая светским искусством обо всем говорить полушутя Снежана вдруг включает интонации телеведущего Дмитрия Киселева. С ее прошлого масштабного появления в Tatler прошло шесть лет, и путь пройден немалый. От шато в рублевском поселке «Третья охота» и Chateau Lafite к обеду до хозяйки клуба Сhateau de Fantomas и собственных виноградников в Крыму. У нее, конечно же, есть свои патриотические взгляды на развитие полуострова. Мы чинно прогуливаемся по солнечной набережной Балаклавы, мимо провалившихся причалов и ларьков, торгующих футболками с Путиным. Я забыл солнцезащитные очки, и Снежана из солидарности снимает свои. Только что выглядела как кинозвезда в Каннах, а теперь кэжуал ее синих джинсов с черной майкой спасает лишь чокер Gucci.Бирюзовая вода, холмы с башнями генуэзских крепостей и редкие белые облака на ярко-синем небе настраивают поговорить о гении места в двадцати километрах от Севастополя. Две тысячи лет назад тут едва не потопили корабли Одиссея. Двести лет назад Балаклава была ареной ключевого сражения Крымской войны: «атака легкой кавалерии», которая у англичан вошла в неприятную для них поговорку, случилась именно здесь. Два года назад город-порт вместе со всем Крымом стал восемьдесят пятым регионом России. А Снежана Георгиева уже год как является совладелицей виноградников и завода игристых вин «Золотая Балка» и, соответственно, одним из крупнейших работодателей Балаклавы. Последние два события, впрочем, никак не связаны. К моменту, когда Крым перешел к России, решение о покупке уже было принято.Крымская кампания Георгиевой началась четверть века назад. Отчим был военным моряком — она сменила шесть школ, включая одну на острове Сахалин. В итоге семья обосновалась рядом с балаклавской военной частью и живет тут до сих пор. В сезон школьница Снежанна ходила собирать виноград для завода. Я ловлю в лишенных очков глазах «чувственное и в то же время жестокое выражение», которое описывал Проспер Мериме: мне легко представить эту женщину в образе крымской реинкарнации Кармен с табачной фабрики.

от spletnik

Добавить комментарий