В ночном клубе изображает из себя диджея Пэрис Хилтон, из динамиков о папарацци кричит Леди Гага. Я танцую, а вокруг стоят мужчины в обуви из крокодильих кож и хлопают в такт музыке, чтобы я не останавливалась. Я никогда не записывалась в звезды дискотек, и мне даже немного страшно. Это финал первого дня праздника по случаю открытия в Анталье отеля Mardan Palace. Мужчины вокруг меня – более и менее дальние родственники всемогущего главы группы АСТ Тельмана Исмаилова. До начала танцев было много разных чудес: самолеты складывали в воздухе слово Mardan, Шэрон Стоун пересказывала почти вековую биографию папы хозяина, Мардана Исмаилова. Марайя Кэри покорно ждала, пока допоет Иосиф Кобзон. Филипп Киркоров пытался завоевать сердце Моники Беллуччи, а Юрий Лужков плясал под Sex Bomb Тома Джонса. Спустя месяц после открытия «семизвездного» отеля главный актив Исмаилова, Черкизовский рынок в Москве, был «временно закрыт», но больше уже никогда не открывался. Сегодня Тельман Исмаилов в бегах. Отель, на строительство которого ушло больше миллиарда долларов, закрыт и разграблен.Вспоминая главные вечеринки прошедших лет, не всегда получается подвести бодрый итог в духе «и жили они долго и счастливо». О «синдроме «Титаника» надо помнить всякому, кто готовится к прыжку выше головы. Понятно, что карма в лице следственных органов может настигнуть и сравнительно тихого подполковника, заныкавшего под матрасом восемь миллиардов. Но куда больше шансов погореть у тех, кто устраивает фейерверки по любому поводу. Тут приходят на ум и локальные провалы вроде задержания Михаила Прохорова с отрядом девиц в Куршевеле. Или даже еще более локальное происшествие в том же Куршевеле, когда на досрочную пенсию вышел гендиректор Национальной резервной корпорации Анатолий Данилицкий. Тогда они с гражданской супругой певицей Славой слишком весело плясали на столе под гимн России, что стало известно СМИ. Можно вспомнить, наконец, удалого Леонида Рожецкина, который не смог наслаждаться неоднозначно нажитым капиталом в тишине и спокойствии и зарядил Bal des Fleurs на Лазурном Берегу, куда съезжались не только богатые москвички на отдыхе, но также захаживали Стефано Габбана и Джерри Холл. Тело господина Рожецкина было обнаружено лишь спустя четыре года после его исчезновения. Еще два года понадобилось на то, чтобы покончить с формальностями и все-таки захоронить урну с его прахом на кладбище в Санкт-Петербурге.Все восемьдесят шесть финалисток хором исполняли Happy Birthday на дне рождения Араза Агаларова.Однако кроме частных трагедий есть и глобальные сдвиги, когда плотность и роскошь светского быта достигают пика и ты уже кончиками пальцев и ушей чувствуешь, что дальше так продолжаться не может – что-то должно измениться. Летом 2008 года русское присутствие в олимпийском Пекине было организовано с почти непостижимой широтой. Начнем с того, что так называемых «Русских домов» было два: от экипировщика российских олимпийцев Bosco Sport и национального Олимпийского комитета. В каждом сотни гостей, любого из которых принимали по высшему разряду в течение почти трех недель. В Bosco-доме, более светском и шикарном, кухней заведовала Анастасия Вертинская, чтобы борщ и пирожки по семейным рецептам Вертинских ежевечерне могли есть Иван Ургант, Владимир Познер, Константин Эрнст, приезжавшие с победой олимпийцы и даже просто Женя Милова. Гостеприимство второго дома было не таким изысканным. Ни личных Audi для самых дорогих гостей, ни экскурсионной программы. Зато не были обижены даже такие необязательные элементы, как певец Крис Кельми. Так или иначе, чрезмерность погубила оба «Русских дома». Никто персонально не вызвал на себя чей-то гнев, однако кризис 2008-го сделал невозможным продолжение многих подобных банкетов. На смену им пришла мода на интеллектуальные и одновременно малозатратные развлечения.

от spletnik

Добавить комментарий