Свое столетие Московский академический музыкальный театр им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко отметил гала-концертом 22 декабря. Но праздник на улице Большая Дмитровка начался на два дня раньше – когда состоялось первое заседание Попечительского совета. В него вошли одиннадцатый русский форбс Роман Абрамович, сороковой – Аркадий Ротенберг, шестьдесят шестой – Александр Клячин, сто восемьдесят девятый – Полина Юмашева. Шестидесятый форбс Роман Троценко вступил в совет вместе с женой Софьей, директором центра современного искусства «Винзавод» и деканом школы дизайна РАНХиГС. Присутствовал Сергей Братухин – президент компании Invest AG, которая управляет активами двадцать первого форбса Александра Абрамова. И вице-президент «BP Россия» Владимир Дребенцов. И заместитель председателя Внешэкономбанка Наталья Тимакова. Попечителями муз-театра – теперь еще и формально – стали и вице-мэр Москвы, руководитель аппарата Сергея Собянина Наталья Сергунина вместе с главой департамента культуры столицы Александром Кибовским.Директор Антон Гетьман остался доволен: «В тот день был очень интересный, предметный и неформальный разговор с людьми, которые верят в нас. Помимо того, что это люди, которые искренне хотят помогать, это люди высочайшего профессионального уровня в бизнесе. А театр – это бизнес, особый, но бизнес. Мне кажется, нам удалось за два года продемонстрировать, что театр в состоянии что-то делать. Новое, отличное от того, что делают другие, может быть, более дерзкое, неожиданное».За два с половиной года своего директорства Гетьман смог заинтересовать даже балетного обозревателя «Коммерсанта» Татьяну Кузнецову. Что уж говорить о тех, кто ходит в театр не для того, чтобы посмотреть, выворотны ли колени в па-де-ша у маленьких лебедей, чисты ли двойные кабриоли в вариации Альберта и воздушны ли сегодня содебаски у Мирты. Гетьман возглавил «Стасик», как любовно называют его поклонники, в июле 2016-го. А уже в ноябре сюда переехала церемония открытия самого татлеровского из музыкальных событий столицы – фестиваля Дианы Вишнёвой Context. Спустя еще пару месяцев балетную труппу возглавил Лоран Илер – «принц» Парижской оперы, бывший заместитель худрука ее балета Брижит Лефевр, любимец Рудольфа Нуреева. Илер первый иностранец – худрук московского балета и второй француз в истории балета отечественного после Мариуса Петипа.Революция Илера началась сразу. Был придуман новый формат показа современных балетов – «тройчатки», по три одноактных за вечер. Они составляются из произведений диаметральных. Первый балет – с хореографией непростой, но понятной. Второй – неоклассический, практически хрестоматийный. А третий – радикальный, на острие мировой балетной моды. Так московская публика получила то, что исторически любит больше всего: многоактное действо, в котором есть шансы после антракта отличить один акт от другого и всегда можно уйти, удовлетворив свое чувство прекрасного, но не подвергнув его испытанию авангардизмом. Показательна история, случившаяся в музтеатре на фоне отмены в Большом премьеры балета «Нуреев» в июле позапрошлого года. Заместителем мэра Москвы по вопросам социального развития тогда служил терапевт-франкофил Леонид Печатников. В один из вечеров, после очередного акта «тройчатки», в антракте Леонид Михайлович подошел к жене тогдашнего посла Франции Жан-Мориса Рипера и, как вспоминают очевидцы, на чистейшем языке Мориса Дрюона, без примеси нижегородского, воодушевленно изрек: «Вы видите, мадам? У нас могут ставить современную хореографию и без скандалов».

от spletnik

Добавить комментарий